Мария Горынцева (maria_gorynceva) wrote,
Мария Горынцева
maria_gorynceva

Categories:

Дыбр мемуарный - на сей раз о возвращении к жизни

Дедова вторая жена, моя бабушка (http://maria-gorynceva.livejournal.com/80726.html), была живуча и упряма.

Когда война стала подкатывать к городу Козлову и начались первые авианалёты, бабушка с детьми (моей мамой и дядюшкой) решила эвакуироваться. Дед был на войне, и в случае прихода немцев жену красного командира ничего хорошего не ожидало. Кто-то посоветовал бабушке ехать в Самарканд. В Козлове бабушка работала в Научно-исследовательском институте садоводства имени Мичурина, специальностью её были стандарты заготовки и обработки плодов и ягод. В Узбекистане, несмотря на войну, плоды и ягоды продолжали обрабатывать, в том числе, и для фронта, поэтому бабушка рассчитывала там устроиться на работу. Там, в помологическом центре работал её однокурсник, Константин Васильев.

По воспоминаниям мамы, с Украины в Мичуринск на перекладных добралась бабушкина младшая сестра, тётя Вера, самая младшая из четырёх дочерей моего прадеда. Она ушла из Киева пешком в первый день войны. Шла с толпой беженцев по мосту через Днепр, когда снаряды рвались уже где-то неподалёку. Каким-то образом, на перекладных, доехала до сестры, чтобы вместе отправиться на восток.  

Впрочем, тётя Вера очень недалеко укатила - но это отдельная поэма о том, как она вместо эвакуации уехала со своим мужем на фронт. Вообще дорожные приключения моих предков - это материал для особого дыбра. Сейчас я о другом.

Уезжали они где-то в конце октября 1941 г.

В Самарканде бабушка устроилась в помологический центр, где проработала почти год, а в конце 42-го перешла на винный завод, что находился на Пенджикентской улице. В её распоряжении были две женщины - мать и дочь и однорукий испанец. Естественно, бочки с винным суслом женщины кантовали сами. Вот эдак кантуя очередную бочку, бабушка надорвалась. Случилось выпадение матки. Это было в 43-м году, в конце зимы.

К счастью, в 1942 г.в Самарканд из Ленинграда эвакуировали Военно-медицинскую академию, где служил старый товарищ деда - Фёдор Иванович Стехун. Видимо, благодаря его протекции бабушку положили в госпиталь при Академии - гинекологическое отделение там тоже было, а заведовал им Сам Профессор Фигурнов (если набрать в Яндексе и Гугле "Константин Михайлович Фигурнов", то выпадет множество ссылок, в т.ч., и статья в Википедии).

Фигурнов же бабушку и оперировал. Операция эта, как считают врачи сама по себе не очень сложная, но во время операции погас свет, и пока носились с дополнительными источниками освещения, запускали движок, то-сё, в утробу попала инфекция, и началось заражение крови.

Общий сепсис, война, лекарств нет, одна дорога - на тот свет.
А как на грех, как раз незадолго до этого печального эпизода дед пропал без вести. Это потом выяснилось, что сидели они на каком-то из островков Курильской гряды и ремонтировали что-то в своей подлодке, на которой дед отвечал за химическую очистку и регенерацию воздуха, а подать радиосигнал было невозможно, нельзя - японцы засекут. А тут у бабушки отобрали аттестат, по которому ей выдавалась зарплата мужа. Но не столько материальное стеснение заботило, сколько неизвестность. А тут ещё это!

...Её положили умирать в общую палату (а где врачи возьмут отдельное место в переполненной больничке?), но очень скоро женщины в палате потребовали, чтобы её вывезли вон, в коридор. Невыносимо было слушать, как она, в полном беспамятстве, непрерывно вслух твердит: "Мне нельзя умирать. У меня двое детей. Мне нельзя умирать..." 

В коридор её не вывезли, но через сутки позвали профессора. Константин Михайлович пришёл, посмотрел на иззелена-бледную больную без сознания, послушал её речи, крайне впечатлился и пошёл доставать неведомо откуда дефицитнейшее по военным временам лекарство - красный стрептоцид. (См. http://www.gabr.org/drug/3/0456.htm ). А пока искали чудодейственный препарат, бабушка держалась за борт лодки и уговаривала грозного перевозчика повременить - у неё ведь двое детей.

Как я понимаю, красный стрептоцид и сульфазин (препарат той же группы) ей назначили где-то через двое суток её борьбы. Лекарство, конечно, было очень важно, но от общего сепсиса умирают даже в наши дни, когда медицина имеет в своём распоряжении куда более сильнодействующие средства. Если б не было её воли к жизни, сами по себе лекарства не помогли бы. Ещё дня через три она сумела убедить перевозчика - он уплыл без неё, а она от переправы возвратилась к живым, вынырнув из своего беспамятства. К своим детям. И муж вскоре подал о себе весть. Можно было жить дальше. 

Работать тогда она больше не смогла - врачи запретили ей поднимать больше полутора килограммов. Да к тому же страшно отекали ноги. Спала она, подняв ноги на подушки, и за ночь отёк спадал, но стоило ей походить-постоять, как ноги опухали вновь. Поэтому когда дед в начале 44-го года позвал её к себе на Дальний Восток (его с подводной лодки перевели в береговую охрану), она написала, что просто физически неспособна добраться - с детьми, ещё маленькими (33-го и 37-го г.р.), и всеми вещами, которые в военное время становились просто драгоценны, и бросить их было нельзя .

Но жила она после этого долго - умерла уже в возрасте 82-х лет от оторвавшегося тромба.
 
Tags: война, дыбр, мемуар, семья
Subscribe

  • (no subject)

    Вчера написала большой пост со ссылками о моих впечатлениях о просмотре записи метовской "Аиды", сделала отложенную публикацию. А рано утром,…

  • Оперные впечталения

    Я понимаю, что нелюбителям оперы я уже смертельно надоела. Эдак скоро все разбегутся. Но что поделать: я пишу о том, что задевает за живое меня, без…

  • Да будет книга о птичьих детях!

    Via prokhozhyj: Сегодня в "Гиперионе". Игорь Белый и Евгений Коблик, песенная часть :). ...А ещё Белый прочитал три главки "того, что,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments

  • (no subject)

    Вчера написала большой пост со ссылками о моих впечатлениях о просмотре записи метовской "Аиды", сделала отложенную публикацию. А рано утром,…

  • Оперные впечталения

    Я понимаю, что нелюбителям оперы я уже смертельно надоела. Эдак скоро все разбегутся. Но что поделать: я пишу о том, что задевает за живое меня, без…

  • Да будет книга о птичьих детях!

    Via prokhozhyj: Сегодня в "Гиперионе". Игорь Белый и Евгений Коблик, песенная часть :). ...А ещё Белый прочитал три главки "того, что,…