Мария Горынцева (maria_gorynceva) wrote,
Мария Горынцева
maria_gorynceva

Categories:

Касьянова Крыса

Вчера до меня дошло, что Крыса как китайское животное - покровитель года всегда ходит на пару с Касьяном, который всех прикосил. Касьян не всегда с Крысой, но Крыса - всегда-всегда с ним. Цикл-то двенадцатилетний, а високосный год - каждый четвёртый. Вот она всегда и попадает на одну из трёх четвёрок двенадцатилетия. В гости к Касьяну угадывают ещё и Дракон с Обезьяной, но для меня лично особой пакостностью отличается именно Касьян с Крысой. А может, не только для меня - нынче вон для всей Земли веселье с коронавирусом было. Крыса, наверное, особенно зловредна, потому что открывает двенадцатилетний цикл, выглядывая из нагрудного кармашка у Касьяна.

Каждый крысиный год для меня ознаменовывается болезнями, а во взрослой жизни - ещё и безденежьем.
1960. Я его, конечно, не помню. Мне уже год. Я сильно болею. Так мне, по крайней мере, говорит мама. Мама готовится к переезду в ещё не построенный Академгородок, а меня из Ленинграда отвозят к бабушке в Мичуринск.

1972. Мне 13 лет. Мама сильно травмировалась, и все взрослые заботы в быту легли на меня. В том году у меня, как выражались когда-то в русском народе, тронулись краски, и оказалось, что процесс этот может проходить довольно болезненно. Тогда не считали, что меноралгию у девушек надо лечить, считалось, что "вот родишь - и всё пройдёт". Так и жила, пока не родила.

1984. Мне 25. Я уже аспирантка и замужем. 9 февраля умер страшный Андропов, на его место заступил ветхий Черненко. На ощущение всеобщих безвременья, безнадёги и тупика во внешнем мире накладывается моё индивидуальное самочувствие: я беременна, и беременность протекает скорее тяжело. Сначала меня тошнит так, что я с трудом могу оторвать голову от подушки. Постоянные рвотные позывы не разрешаются ничем, а если и разрешаются, то облегчения это не приносит. Где-то на середине четвёртого месяца, т.е. примерно на четырнадцатой неделе, тошнота отпускает, но начинается изжога и отрыжка. Я начинаю пухнуть, как тесто на опаре. Становится трудно спать на спине, и подкрадываются ночные судороги в ногах. Мой талгак - сухая копчёная колбаса, но где ж её взять? Вкусненького просто так не купишь, надо доставать, а у нас нет таких возможностей. Под конец года начинаются отёки и набор веса выше нормы. Моя врач заставляет меня ограничивать еду, но если я не наедаюсь, приходит изжога и чувство дурноты...

1996. Мне 37. Роковой возраст, который совпал со зловредной Касьяновой Крысой. Работы почти нет, денег тоже. Уже хлопьями падает мокрый снег, но пока ещё тает на асфальте. Я бегу в туфельках в университет на лекцию. Как сейчас помню: в белых узорных колготках (тогда было модно) и чёрных туфельках. Габардиновая юбка, перешитая из маминой, белая блузка, вязаная кофточка. Всё консервативно, всё из серии "богаты чем Бог послал". Лекция - славянская мифология и народное христианство. Надо дожить до летней экспедиции следующего года. Там, во-первых, коллеги-друзья, а во-вторых, нам удаётся немного заработать за счёт гранта и суровой экономии дорожных, суточных и командировочных. Я что-то привезу домой. Немного, но сколько-то протянем. Начались странные периоды с субфебрильной температурой, источник которой врачи установить не могли. Этой периодически поднимающейся температурой и сопутствующей слабостью я потом маялась почти три года. Почти не помню 1996-й. Временами было очень страшно.

2008. Мне 49. Я уже веду этот бложек. Собственно, его ведение держит меня на плаву. Работу я потеряла. Денег нет. В личной жизни - как Мамай прошёл. У меня депрессия, причём уже понятно, что такая, когда бы следовало таблеточек попить. Но на частного врача денег нет, а к участковому идти страшно. Впечатление такое, что меня забыли все. Телефон молчит, даже самые близкие друзья не звонят неделями, месяцами. Навещают только редкие клиентки. Обнаруживаю, что начинаю всерьёз переживать, глядя на злоключения сериальных героев. Набираю вес. Выхожу только в ближайший магазин, и то поздно вечером: сначала развалились мои зимние сапоги, и я стала ходить в осенних. Но и они начали рассыпаться на ходу, поэтому я и выбираюсь в магазин, когда темнеет, чтобы не светить на улице дырками в обуви. К осени становится полегче: появился кое-какой приработок.

Ну а про 2020-й и так все знают. Ковид, обнищание народных масс, как писали в советских учебниках истории, безработица, паника, карантины. Ковидлой переболели две семьи моих близких друзей, а также зять, а внука увозили на скорой с отёком гортани - не ковидла, но какая-то простудная гадость. Сама я, по-моему, переболела ковидом после больницы. Работы, как полагается в Крысиный год, опять нет, да и работник из меня теперь, сказать честно, уже никакой. Бывают дни, когда мне приходится по полдня лежать. Вес, разумеется, набрала. С некоторыми некогда близкими людьми произошли странные разлады. И не покидает меня некоторое ашчушчение, что проклятая болячка начинает вылезать совсем в другом месте. Хотя, может, это мнительность. Но до доктора Птички, чтобы проверить, не добраться: карантин.

Но с угасанием Крысы всё начинает улучшаться прямо на глазах.

Вот такой зловредный грызун эта Крыса, вступающая в альянс с Касьяном. А вас она гложет в свои годы?

Tags: sono io, вспомнила тут, дыбр, здоровье
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments