Мария Горынцева (maria_gorynceva) wrote,
Мария Горынцева
maria_gorynceva

Categories:

Ещё раз про любовь. Куртуазную.

Татьяна Горбутович 14 февраля написала пост о куртуазной любви. Я пошла читать по рекомендации Николая Подосокорского (philologist), но прочтение поста вызвало моё глубочайшее недоумение. Пассажи, которые вызвали его, могут пройти незамеченными мимо неспециалистов. Например:

Говорят, что любовь была изобретена в XII веке посредством поэзии трубадуров, возникнув через литературный сюжет с сердцем как символом.

Говорят, в Москве, прошу прощения, кур доят. Да-да, конечно. Никакого эллинистического романа и, главное, эллинистической драмы в истории европейских литератур и в помине не было! К слову: а Сапфо о чём там пописывала? Ладно, согласимся, что про страсть, притом "нездоровую", однополую. Ну а некий Катулл для чего мучительно подыскивал слова?

Ранние докуртуазные формы выражения любви рыцаря часто имели своей целью сексуальные отношения, но куртуазная любовь считает такие отношения непристойными. Особенно это относится к поздним песням трубадуров&Co, к некоторым куртуазным романам XIII века, в которых любовь становится все более утонченной и платонической. Акцент смещается в сторону всеобщего идеала благородства, милосердия и защиты.

Тогда в среде рыцарства сформировался особый мир чувств, идеалом становится куртуазная любовь. Физическое завоевание женщины с оружием в руках заменяется куртуазным ухаживанием. Новый вид любви своим появлением и распространением обязан песням странствующих поэтов-певцов, музыке и рыцарскому роману.


Так в среде рыцарства мир чувств сформировался или в среде странствующих певцов? И как коллега представляет себе докуртуазные формы? То есть все-все мужчины поголовно были насильниками и склоняли женщин всех сословий к нехорошему с оружием в руках? Они были столь ужасны, что ни одна женщина с ними добровольно не соглашалась? Платоничность и утончённость - это уже болонско-флорентийская школа Сладостного нового стиля (Dolce stile nuovo). Там уж бестелесно - так бестелесно. Один чистый дух полыхает.

Применение силы видоизменяется и постепенно отклоняется, и на смену военным подвигам и вульгарной сексуальности, типичной для того времени, приходят возвышенные слова и обходительные манеры. В XIII веке рыцарь должен любить свою даму сердцем и радоваться, что может только этим и ограничиться. Куртуазная любовь является, таким образом, смесью чувственной и платонической любви. Благодаря творчеству трубадуров этот идеал любви входит в моду и распространяется по всей Европе, вплоть до самых отдаленных ее уголков.

Когда начинаются такие космических масштабов обобщения, мне хочется сбежать. А какая сексуальность, интересно, не вульгарна? Вот у нас в России сейчас вульгарная она или нет? А в 50-е годы какой была в СССР? А в США тех же лет? И, кстати, степень вульгарности сексуальности определяется ли этнокультурными особенностями?

Если рыцарь должен довольствоваться только мечтаниями, откуда тогда взялся такой жанр как альба? Ну хорошо, это литературная условность. Вообще весь конструкт куртуазной любви - одна большая условность, потому что наверняка древо жизни пышно зеленело, но литературная игра разнообразила и украшала жизнь (напоминаю: ни Интернета, ни телевизора, ни радио, ни даже газет ещё не было. И даже анекдот с пуантой "книга у него уже есть" тогдашние товарищи просто не поняли бы. Книга была далеко-далеко не у всех - это было дорогое удовольствие. А если книг примерно 30, как было позже у Чосера, то это уже безобразная роскошь и библиофильство). Как же быть со знаменитой тенсоной Ланфранка Чигала и Гильельмы де Руджьер? Зачином тенсоны является рассказ Ланфранка о двух рыцарях, каждый из которых спешил к своей даме на ночное свидание. Единственный дошедший до нас куртуазный старопровансальский роман "Фламенка" большей частью посвящён тому, как хитроумный кавалер прилагал усилия, чтобы достичь искомого (и достиг!). А джок-партит Саварика де Маллеона, Юка де Сент-Сирка и Гаусельма Файдита про знаки любовного поощрения, среди которых - пожимание ногой дамы ноги кавалера? А разо из жизнеописаний трубадуров - там можно найти немало пикантных ситуаций. Совершенно не факт, что все они имели место на самом деле, но то, что их приписали тем или иным лицам, говорит о том, что такие ситуации считались в принципе возможными и именно для этого контингента. А некая мадонна Айа (это, разумеется, сеньяль, то есть поэтический псевдоним персонажа) из сирвенты Раймона де Дюрфора и Тюрк-Малека (по самому имени ясно, что басурманин, турчонок)? Дама сия будто бы "сказала рыцарю де Корниль, что вовек его не полюбит, ежели он не протрубит ей в зад". Этимологию имени де Корниль позвольте не расшифровывать, а то я начну краснеть - просто скажу: уж куда вульгарно-сексуальней-то?

Так что у трубадуров (т.е. сочинителей песен, в которых как раз кодифицировалась куртуазная любовь) была репутация не только тонких влюблённых, как у Джауфре Рюделя, но и больших-больших игрунцов (Гильем де Кабестань, как известно доигрался, породив своей гибелью литературный сюжет о съеденном сердце, который дважды реализуется у Боккаччо). "Игривое" находилось, разумеется, на периферии куртуазного универсума, но центр может быть центром только и именно относительно периферии. "Вульгарная сексуальность" никуда не девалась и жила в мечтах, и сомневаюсь, что кто-то из влюблённых упускал возможность свою сказку сделать былью. Мужья такие вещи, естественно, не одобряли.

Подчинение рыцаря своей госпоже стало настоящей революцией для традиционного общества. Новая модель эротического переживания, описываемого в балладах, требует, чтобы мужчина подчинился женщине, принадлежащей к высшему аристократическому сословию. Эта женщина, как правило, — замужняя дама, и она замужем за другим. Брак и любовь не просто разные понятия, они несоединимы. Брак разрушил бы весь интерес, на котором зиждется и любовная страсть, и литературный жанр.

Не как правило, а всегда. В ином случае (девушки, вдовы) пришлось бы жениться, а это действительно разрушило бы литературную игру. Но не в том дело, что брак разрушал интерес, а в том, что служение даме описывалось в терминах вассального служения. Она сеньор, он вассал. А быть вассалом собственной жены... Ну нет, товарищи, несерьёзно.

Эта отважная эротическая игра проходит без осознания греха и вообще вне христианского учения о грехе. Религия здесь полностью игнорируется, и именно поэтому церковь ведет борьбу с куртуазной культурой.

Один из крестовых походов, Альбигойский крестовый поход, начатый в 1209 году, был направлен против катаров (альбигойцев) и в особенности против Окситании, где процветала поэзия трубадуров. Крестовый поход против Прованса принял чрезвычайно жестокие формы и это произошло не только из-за катаров, выступавших против церковной роскоши и папской власти. Не менее важной причиной была поэзия трубадуров, которая воспринималась как лирика критическая по отношению к христианству и находилась в тесной связи с мусульманской Испанией и Каталонией.

Согласно учению «опасных еретеков» катаров, любовь – это мистическое таинство. Ее символы – сердце, роза, цветок лотоса, светящееся точка – являются образами скрытого духовного центра. Этот центр, это состояние можно достигнуть через любовь посредством уничтожения разделения.


Как-то я даже не знаю, что сказать по поводу выделенного в тексте. Религия полностью игнорировалась? Настолько, что кантиги, посвящённые Деве Марии короля Альфонсо X (1221 - 1284), легко растаскивались не только христианами, но и иудеями как любовно-куртуазные песни, из чего мы можем сделать вывод, что стилистика таких текстов была близка к поэзии трубадуров, а в ней, в свою очередь, содержалось то, что позволило Альфонсо Десятому писать кантиги религиозной тематики и объявить себя "трубадуром Пресвятой Девы". Одна из красивейших альб авторства Гираута де Борнеля начинается словами:

Reis Glorios, verais lums e clartatz,
Deus poderos, Senher, si a vos platz,
al meu companh siats fizels ajuda
;

(Царь славы, истинный свет и светлость,
Бог всемогущий, Господь, пожалуйста,
Окажи надёжную помощь моему другу...)

Никакой религии, никакого христианства, что вы! Наткнулась я на неё, кстати, в сборнике сефардских песен - сефардам христианское происхождение автора не мешало, потому что текст обладал достаточной гибкостью, чтобы трактоваться как любовная песня вне зависимости от конфессиональной принадлежности читателя / слушателя / исполнителя.

Про существование "двойного дна", т.е. символического пласта в этой поэзии коллега, видимо, никогда не слышала. А ведь мистический символизм трубадуров - сугубо христианский. Увы (или ура?), никто не нашёл у них и следов катарской ереси. Впрочем, в свете новейших исследований, возможно, и найдут. Наука не стоит на месте. Но даже если допустить, что альбигойство оказало своё влияние на поэзию трубадуров, то это всё равно религиозная сфера, к которой относится любая ересь.

"Движение" за право следовать порывам сердца, как в эмоциональном, так и в эротическом отношении, развивается в эпоху наивысшего могущества католической церкви в Европе, в XII-XIII веках, когда готические шпили величественных соборов устремляются высоко в небеса. Однако именно в это время люди все чаще осознают, что жить надо земной жизнью плоти и крови, здесь и сейчас. Тогда расцветает стремление к естественной, страстной и земной любви.

Здесь у меня кончаются слова. И это пишет историк? Неужели в ННГУ не знают до сих пор, что средневековое якобы презрение к плоти местами сильно преувеличено, и люди вообще-то ВСЕГДА жили жизнью земной, "из плоти и крови". Не переставая, замечу, надеяться на воздаяние в будущем, за гробом. Церкви всегда приходилось идти на определённые компромиссы со своими прихожанами. И стремление к "естественной, страстной и земной любви" не расцвело - оно просто никогда не увядало, иначе бы не человеками сейчас была заселена Земля. Увядало лишь отражение этого стремления в искусстве. Ну хоть классические труды А.Я. Гуревича можно почитать на эту тему, полемические заметки Л.М. Баткина на его "Категории средневековой культуры" - да много чего уже вышло, в том числе из переводного, по менталитету народов европейского Средневековья.

Коллега, не надо писать антиклерикальные агитки в стиле учебников 50-х годов прошлого века. Это я ещё училась по таким, но молодое поколение имело всё-таки более свободный доступ к более широкому диапазону информации. А источники лучше выбирать надёжные. Дилетантизм - это вообще девиз нашего времени (в этом я согласна с А. Серебряковым), но, может, лучше вообще не писать о том, о чём представление весьма смутно, а если писать, то с соответствующими оговорками.

Вывод: в Интернете огромное количество информации, можно быстро получить к ней доступ, но... Но вопрос надёжности источников встаёт во весь рост. И если раньше мы тратили время на поиск самих источников, то теперь - на их верификацию. И даже рекомендация уважаемого человека - увы, не гарантия качества информации.

Tags: Любовь Половая, история, литература, любовь-морковь, он подошел ко мне удостовериться, поберегись!, полемика, религия, филология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments