Мария Горынцева (maria_gorynceva) wrote,
Мария Горынцева
maria_gorynceva

Categories:

Осторожно: спасители человечества. Ч.1. О гуризме, сектоидности и немного о синхронии

Вместо введения

Встретила я как-то раз на улице свою знакомую астрологицу. Остановились ритуально побеседовать - что, кто, как дела, - и она мне сказала: "Я теперь работаю совсем по-другому. Я теперь работаю с точки зрения православия. Я показываю человеку, что он говно, ему надо расти, работать над собой постоянно..."

Я так растерялась от декларации этого псевдоправославия, что не нашлась что ответить. Только через некоторое время созрело возражение. Для верующего человека все люди, даже самые мерзкие - образ и подобие Божие. Называя образ, э-э... отходами деятельности кишечника, мы тем самым, выходит, подразумеваем, что и Бог - это самое? Да, есть ужасные люди, о которых хочется сказать, что человеческого в них - только прямохождение. И хочется спросить Неведомо Кого, зачем они здесь? Ведь только небо коптят и воздух портят. Однако видите ли, какое дело... Никто из нас не знает, каковы были наши далёкие предки. Поколений эдак семь-восемь назад. А среди них ведь вполне могли быть и мерзавцы, и такие человекоподобные, увидев которых, только закрыть лицо руками и немедленно отречься. Но Дух Божий веет где хочет. Бывают, конечно, случаи тяжкой и необратимой инволюции рода, но бывают и такие случаи, когда для кого-то из потомков негодяя складываются обстоятельства, попадаются на пути нужные люди - и вот человек уже выбирает путь к свету.

За преступления надо ловить, судить и карать. Для этого есть государство. Система работает несовершенно, в нашей стране просто так и крайне несовершенно, но уж как есть. Можно и нужно менять систему, но вот доказывать кому-то, что этот кто-то, с твоей точки зрения, эксремент, - это уже называется гордыня, и это есть грех. Любой человек греховен, иногда тяжко, тягчайше греховен, но это не значит, что он то самое. В молитвослове все слова, описывающие греховность человека - это слова самоуничижения. А вот уничижать других - это уже называется "разгордиться" и "развеличаться". И за это полагается принести покаяние на вечерней молитве.

И да: я хорошо помню рассуждения одного из героев Стругацких про "сумерки морали". Про то, что бывает такое - другой человек просто хуже тебя, потому что хуже. Сумерек морали у нас (я про Землю вообще) хватает. Но каждый ли из нас уверен, что никогда не впадает в сумеречное состояние? Не поступает бессовестно? Ведь чем ярче свет вашего духовного сияния, тем контрастней сумерки - так что с тех, кому больше дано, больше и спросится. Я также согласна с одним очень осознанно живущим молодым человеком, который, на мой взгляд, очень верно заметил, что девять десятых человечества живут, не приходя в сознание. Я согласна, но видите ли, какое дело. Я не могу быть до конца уверенной, что в сознание пришла именно я. А если и пришла, то надолго. И это как-то заставляет воздерживаться от чрезмерно резких оценок.

* * *

Это была присказка. А теперь начинается собственно сказка.

Когда мне было десять лет, я со шпаной блатной связался. Нет, не так. Когда мне было примерно лет 12, в моём старшем окружении сформировалась сектоидная группа, которая изучала Живую этику. Живая этика - это учение, которое будто бы было дано непосредственно Великими Учителями (Махатмами) через Елену Ивановну Рерих, супругу Николая Константиновича Рериха, художника. Но с тем же успехом могли бы изучать что-то другое - главный акцент в моём повествовании делается на том, что такое сектоидная группа, каковы её признаки и что происходит с людьми, которые в неё попали.

В монографии А.Л. Дворкина "Сектоведение" есть Признаки и характерные черты тоталитарных сект. Давайте посмотрим, что было в сектоидной группе, в которую была вовлечена и я, и почему она всё-таки не секта.

Во-первых, и наша сектоидная группа, и другие, которые мне довелось наблюдать позже, но уже со стороны, начинается с "гуру". Иногда это не "гуру", а всего лишь полугурок, т.е. субъект, которому не "пасти народы" бы, а подлечиться и подучиться, но который свято верит в свою алмазно-блистающую харизму. Наш был именно "гуру" - то есть умён, с неплохим высшим образованием, начитан (хотя довольно специфически, в основном индийским эпосом, Ведами и эзотерикой, ибо художественную литературу, особенно русскую классику, порицал и презирал).

Начиналось-то всё весьма безобидно: спонтанно подобрался кружок научной молодёжи, которая интересовалась не только поэзией, музыкой, живописью, но и философией, причём далеко не марксистской, трансцендентными явлениями, йогой; людей, которые хотели заниматься самопознанием, а не только познанием небольшой части мира через свою специальность. Словом, это были люди, которым нужна была тайна как движущая сила не только познания, но и глубинного приобщения к трансцендентному. А так как больше всех в таких вопросах разбирался именно Д., то вокруг него этот кружок и сплотился. Д. откуда-то доставал редкие книги и статьи, приносил в папочках с ботиночными тесёмочками какие-то распечатки, потом появились пухлые пачки фотокопий... Он был источником Знания, ему задавали вопросы, он важно и обстоятельно на них отвечал, и вот шаг за шагом в нём начал развиваться гуризм.

Это очень распространённая схема становления сектоидной группы, а иногда и секты. Некто знает лучше всех, глубже других приобщён к важной для группы людей информации. Соблазн начать манипулировать сознанием и поведением людей через доступ к важному бывает, как правило, неодолим. Именно на этой почве из обычной и понятной авторитетности руководителя и произрастает гуризм.

Наличие "гуру", учителя, наставника - это и обязательный признак секты, но, скажут мне, ведь и в старообрядческих беспоповских общинах есть наставники, а никто их в сектанты не записывает. Да, скажу я, потому что незачем. Мы с коллегами своими глазами наблюдали накал идеологических баталий в старообрядческих общинах. Наставник может быть критикуем и даже смещён, а чаще происходит раскол общины, затем что наставник, естественно, смещаться не хочет. Словом, протопоп Аввакум аплодирует из могилы: страсти кипят, борьба за истинную веру идёт, полемические сочинения пишутся.

А ещё старообрядческие общины нельзя назвать сектами потому, что для секты наличие Главного - это признак необходимый, но недостаточный. Ибо, уже во-вторых, наставник, гуру, учитель должен быть непогрешим и непререкаем. Сомневаться в его словах нельзя.

Это характерно не только для сект, но и для сектоидных групп. По мере развития группы авторитет "гуру" или полугурка становится всё непререкаемей, а его поступки, даже самые аморальные, не подлежат обсуждению и тем более осуждению. "Гуру" всегда прав и всё знает, а вы просто не понимаете мотивов и оснований его поступков. Собственно, "гуру" занимает позицию авторитарного родителя в дисфункциональной семье, и по отношению к нему все члены группы - дети, даже те, кто приближены к особе. Они просто старшие, им даются ответственные поручения. Почему семья дисфункциональная? Прежде всего потому, что в нормальной семье родитель не только учит и воспитывает детей, но и защищает их, если необходимо. Увы, если у кого-то из членов сектоидной группы случается неприятность, "гуру" (а тем более полугурок) никогда не придёт к нему на помощь. Человек будет выкарабкиваться сам - в крайнем случае, ему помогут рядовые члены группы. Так было во всех сектоидных образованиях, которые мне доводилось наблюдать.

Зато, в-третьих, члены группы должны были беззаветно служить "гуру". Так, например, несколько человек сделало великолепный, по тем временам, ремонт в комнатах "гуру" в обеих его квартирах - и в старой, и в полученной затем новой. Всё это, разумеется, совершенно бесплатно - и при этом вход в ашрам "Самого" был заперщён кому бы то ни было, кроме а) жены или дочери с ведром и тряпкой, когда надо было помыть пол, потому что "Сам", конечно же, от любой домашней работы самоустранялся; б) его любовницы, которую он приводил в дом, даже не стесняясь присутствием жены; в) некоторых особо приближенных к особе людей, с которыми можно было в уединении помедитировать или посмотреть литературу. Но вообще считалось, что чистоту места сего не надо загрязнять вибрациями обычных людишек - там ведь намолено, намедитированно, и пахнет благовонными курениями.

В-четвёртых, учение Рерихов считалось единственно правильным и объясняющим всё. С маленькой поправкой: в интерпретации нашего "гуру". Если кто-то находил в текстах Елены Ивановны противоречия с тем, что делал или говорил "гуру", то его объявляли "тёмным", начинали прессовать и выдавливали из группы, а иногда прямо указывали, что надо уйти. Делал это наш "гуру", как правило, не сам: он собирал собрание, в которое входили обычно несколько женщин (почему женщин - потому что "гуру" мечтал выдавить всех мужчин и слишком критически мыслящих женщин, а самому остаться в малиннике, но для моего исследования этот момент значения не имеет, поэтому я не буду развивать эту тему), и предлагал им высказать претензии к кандидату на вылет. Они это делали, и должна сказать, что, несмотря на вежливую форму, это моральное растерзание выглядело страшно. Как-то мне это напоминало то, что мама рассказывала о китайских комсомольских собраниях.

В-пятых, это было страшно потому, что члены группы были избранные, допущенные к Знанию, и вылететь из их круга означало лишиться очень важных вещей, прежде всего чувства причастности. Кроме того, за пределами группы человеку, который привыкал к определённому стилю общения, к определённым темам для бесед, найти для себя новую референтную группу было непросто. А человек при этом объявлялся "плохим", и те, кого он вчера считал своими друзьями, переставали ему звонить, а некоторые даже не здоровались, встретив на улице, потому что "гуру" всё о нём сказал. При этом, когда я спрашивала нашего Д., "гуру", почему выгнали того или этого, чем они плохи, он делал характерный расфокусированный взгляд с мечтательной полу-улыбочкой и говорил: "А его (её) никто не выгонял. Он(а) сам(а) ушёл (ушла)". Ну да, сама. После жестокого шельмования, в процессе которого выяснялось, что своим товарищам ты как зной в глазу, наделал немерено зла, которое тебе припомнили, и вообще тебе не место среди агнцев, козлище! Зло обычно заключалось в косом взгляде, "давлении на манипуру" (или другие чакры), "энергетическом вампиризме", и подобном, а не в реальных грязных делах.

А теперь представьте, в-шестых, что, скажем, мужа объявили "плохим", и жене тонко, но явственно даётся понять, что надо бы с таким мужем развестись! Не у всех хватало отваги сказать, что близкий человек дороже доктрин. Семьи распадались. "Гуру" аккуратно настаивал на том, чтобы члены группы не общались со своими "тёмными" родственниками, даже если это были, скажем, престарелые родители. А как же долг? "А что такое долг?" - в таких случаях вопрошал Д., опять расфокусировав взгляд. Если человек пытался продолжать дискуссию, он либо отшучивался, либо приводил какую-нибудь цитату, из которой следовало, что, скажем, тот же долг существует только в отношении Высшего и в отношении самого Д. как проводника Высшего. К счастью, люди прямо не следовали этим указаниям, но те, кто пристальное внимание уделяли своей семье, в конце концов объявлялись "тёмными", "несознательными" и изгонялись.

Когда мне было 17 лет, в "плохие" попала моя собственная мать. Она тяжело переживала это - а я переживала за неё. От неё ведь тоже отпали мнимые "друзья". В то же время "гуру" начал всё активней внушать мне, сколь плоха, непродвинута и одержима демонами моя мама, и как бы хорошо мне было бы активно от неё отречься. Это была ужасная ситуация. Я жила в состоянии жестокого психологического и интеллектуального раздрая. Мне не у кого было спросить совета: люди, которые могли бы мне что-то сказать, умышленно отказывались говорить на все эти темы. У них самих ещё сильно болело, они сами ещё собирали себя по кусочкам, восстанавливали порушенные дружбы и просто добрые отношения. И это были взрослые, умудрённые опытом люди. Представьте, каково было мне, совсем ещё юному созданию с весьма максималистским мировоззрением, выросшем на идеях, которые распространял Д. Я не могла представить, что моя мама одержима демонами. Но, с другой стороны, она сама же и научила меня безоговорочно доверять нашему "гуру". Знаете, я до сих пор горжусь собой, что не выступила ни с какими публичными шельмованиями родной матери, которые от меня почти открыто ожидались. Кто считает, что это не повод для гордости, просто не представляет, какое психологическое давление могут оказывать на человека в сектоидных группах.

В-седьмых, уж коли в предыдущем пункте речь идёт об осуждении родных и отказе от них, то с кем же оставался человек, который шёл, скажем, на распад своего брака? "Гуру" мог полушутя порекомендовать ему (ей) сексуального партнёра. Если что-то пошло бы не так, он всегда мог бы сделать удивлённые глаза и сказать, что пошутил, не имел в виду ничего такого, а вы сами тут вляпались. Но чем дольше существовала группа, тем больше прослеживалась вполне определённая тенденция. В группе оставалось всё больше одиноких или разведённых, причём часто с подачи "гуру", женщин, а оставшиеся мужчины уже вполне явно выдавливались из неё. По-видимому, "гуру" решил сколотить себе гаремчик, но насколько он в этом преуспел, не знаю - была слишком юна, чтобы вникать. Но много лет спустя мои предположения мне подтвердили люди, которые были больше в теме: как преуспел, неясно, но совершенно точно хотел. Более того: я, как до меня дошло тоже много лет спустя и как мне подтвердили, тоже предназначалась в его наложницы, и "гуру" на это не раз намекал, пересказывая один свой "мистический сон". Когда выяснилось, что предполагаемая наложница в возрасте двадцати одного года предпочла другого, более молодого человека, ярость "гуру" была бескрайней, и я, придя в гости к его дочери, с которой дружила, была спущена им с лестницы с мотивировкой: "А потому что ты лжёшь!" В чём я лгу, мне не рассказали. Откуда он мог узнать? Предполагаю, что вся наша переписка с его дочерью (она училась в другом городе), была им вдумчиво перлюстрирована, а уж с подружкой-то я поделилась.

В-восьмых, все люди вне группы были непродвинутые, даже можно сказать - неживые. "Мертвечина" было любимым словом нашего "гуру". Подлинная жизнь могла быть только в группе и под чутким руководством нашего мини-вождя, который, я думаю, приставку "мини" отверг бы с ураганным гневом. Увы, он очень любил нежно говорить о Сталине, Иване Грозном и даже Гитлере, намекая, что последний решал какую-то очень важную мистическую задачу - вероятно, умаривая в газенвагенах евреев, ибо - вот же сюрприз! - наш "гуру" был ярым антисемитом. На вопросы, а хорошо ли это - уничтожать людей, неважно, какой они национальности, он отвечал в привычном стиле, делая мечтательное лицо и давая понять, что спрашивающий не знает чего-то такого, что знает "гуру", чего-то очень важного и доступного только посвящённым высшего ранга.

К счастью, в-девятых, наш "гуру" по масштабам не дотягивал до Сталина, Ивана Грозного или Гитлера, но очень, очень хотел. Однако - и это очень важно - у него не было никаких реальных механизмов, чтобы по-настоящему испортить жизнь своим бывшим адептам. Это важнейшее отличие сектоидных групп от тоталитарных сект.

Хотя... Как показал в начале 90-х д.и.н. И.С. Кузнецов, который успел поработать в открывшихся архивах КГБ, наш дорогой Д. создал свою группу под пристальным надзором этого самого ведомства, куда вполне регулярно всех нас сливал. Так что ещё неизвестно, как кому его сливы в дальнейшей жизни аукнулись.

Ну и в-десятых. Last but not least. То базовое, что роднит тоталитарные секты и сектоидные группы, включая ту, о которой я сейчас вспоминаю. Это внушаемое неофиту представление, что он живёт и, главное, мыслит неправильно, а в группе, при участии "гуру" его научат правильному мышлению и правильному образу жизни, позволят найти настоящего себя, начать наконец жить. Мир делился на чёрное и белое, "мы" и "они". "Мы", естественно, были в белых одеждах, даже если ещё не усовершенствовались, "они" же всегда были достойны в лучшем случае жалости.

Можно было бы также упомянуть и постоянные беседы на апокалиптические темы, которые очень любил Д. Но идея спасения только нас - избранных им в открытую не озвучивалась, нам просто давали понять, что шанс у нас есть, надо только держаться друг за друга.

* * *

Как видим, сходство между тоталитарными сектами и сектоидными группами существует. Но есть и отличия, и их немало. например, помимо названного мною в п.9, ни одна сектоидная группа, из тех, что мне доводилось наблюдать, не замыкалась пространственно - люди были свободны в своём передвижении и не должны были спрашивать благословения, скажем, на командировки или отпуска у "гуру". Между тем, мечтания о своём, особом поселении в нашей группе были. Некоторые люди не стали ждать поселения, а уехали жить в деревни на Алтае, так как там благословенные места и "вибрации". Кончилось это всё невесело. Практически все, кто уехали, вернулись в город, когда встал вопрос о профессиональной ориентации детей. Сельские школы не могли дать нужный уровень, и в старших классах эти дети доучивались уже в городских школах. Один человек повредился в рассудке, ещё один покончил с собой.

Также в нашей группе не шельмовалась традиционная наука и научное знание. Это трудно было бы сделать: большинство членов группы были учёными, причём не по трудовой книжке, а по призванию, включая, кстати, и самого Д., который, как ни удивительно, работу и гуризм различал чётко и имеет государственные поощрения за вклад в науку - реальный вклад.

Задания, которые бы занимали всё время адепта, тоже специально не давались - многие брались за дела, важные для группы, добровольно. У меня хранятся книги "Живой этики", напечатанные с микрофильмов (их вполне официально можно было выписать из Ленинки, и в группе был человек, который работал в профильном институте) - чудеса переплётного искусства.

Правила и дисциплина, о которых пишет Дворкин, тоже были весьма расплывчаты - прежде всего потому, что их постоянно менял сам "гуру". Это, кстати, тоже является мощным рычагом воздействия на сознание людей: трудно ориентироваться в реальности, в которой нет сколько-нибудь чётких и понятных законов.

В сектоидную группу также активно не вербуют сторонников: кандидаты должны пройти отбор. Некоторые, например, слишком критически мыслящие, отсеиваются сразу под благовидным предлогом. Это происходит, видимо, оттого, что у руководителей таких групп нет реальных возможностей влиять на жизнь адепта.

Однако биполярное мышление, разделение мира на "чёрное" и "белое" для членов нашей группы и членов других сектоидных групп, присутствовало и было весьма характерным признаком (пп. 5 и 10 моего списка).

* * *

Удивительно, однако, как работает синхрония! Я ещё ничего не начала писать о сектоидных группах, но некая дева сбросила мне в личку ссылку на великого писателя, кинорежиссёра и философа - казахскую тридцатилетнюю барышню, которая считает себя юношей и страстно желает "оживить" мертвецов, коими мы все, непродвинутые обыватели, с её точки зрения, являемся. Зовут её Камилла Лукпанова, и она страстно обожает Гитлера (вот ведь сюрприз опять, да?), считая, что он немножко почистил Землю от недолюдей. Ну а недолюди - это то самое, о чём говорила моя знакомая астрологица. Экскременты. Стать людьми можно только под руководством опытного ментора, т.е. трансгендера Камиллы Лукпановой. А для этого надо хотя бы начать читать её книги и посмотреть единственный снятый ею фильм. Разумеется, за книги и фильм надо присылать ей деньги.

Ладно, у Камиллы, похоже, не совсем в порядке с головой. На эту мысль наводят её совершенно шизофазические тексты и мания величия, непропорциональная масштабу дарования. Однако ужасно будет, если она соберёт даже хотя бы сектоидную группу - ведь какая-то барышня собирает перлы премудрости Камиллы в отдельный блог, значит, поклонники у "философа" есть.

А вот вчера моя хорошая знакомая кинула мне ссылку уже на описания дел реальной тоталитарной секты, руководительница которой, Елена (Лола) Байкова, с головой вполне дружит и использует своих адептов с холодным расчётом и гигантским цинизмом. В результате под её чутким руководством девушка запостилась до смерти. Это произошло в октябре прошлого года у нас в Кольцово. Думаю, к Байковой и её секте надо будет ещё вернуться, а также объяснить "изнутри", почему в такие секты и сектоидные группы приходят люди и что их удерживает. Да, я знаю, что объясняли уже тысячу раз. Но если новые люди попадают в сети психически нестабильных лукпановых и циничных байковых, значит, надо говорить ещё и ещё раз.


Но у нас впереди разговор о психологической группе, которая начинает приобретать сектоидные черты, и о её руководительнице. Оставайтесь с нами!

Продолжение следует.

Tags: #Академгородок, Академгородок, мемуар, поберегись!, психогигиена, психология, размышлизмы, религия, синхрония
Subscribe

Posts from This Journal “психогигиена” Tag

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 33 comments

Posts from This Journal “психогигиена” Tag