Мария Горынцева (maria_gorynceva) wrote,
Мария Горынцева
maria_gorynceva

Categories:

Дыбр о вечно-женственном. Апология Елены Минчёнок. Ч.3. ПЕРЕПОСТ.

Ч. 1 - http://maria-gorynceva.livejournal.com/64044.html
Ч. 2 - http://maria-gorynceva.livejournal.com/64306.html

См. также: http://mariagorynceva.blogspot.com/2008/03/3.html 

 

Итак, что же толкает наших женщин на «вечный праздник и вынос мусора в люрексе и пайетках?

Думаю, что это связано с ещё неизжитой психологией аграрной общины, наложившейся на катастрофические для России последствия войн и локальных конфликтов XX века. Действительно, две мировые войны, в которые были вовлечены огромные массы мужчин репродуктивного возраста, финская кампания, затяжная война в Афганистане и две «чеченские» кампании – всё это каждый раз сопровождалось бОльшими или меньшими потерями среди мужчин, что не могло не порождать повышенную тревожность среди женщин. Она усиливалась ещё и ограничением миграций населения в определённые периоды советской истории (отсутствие паспортов у колхозников при Сталине, «железный занавес», не позволявший женщинам искать партнёра из числа иностранцев, институт прописки, работа на определённом месте «за квартиру» - служебную или ради постановки на очередь и т.п.). На таком фоне вполне  естественное человеческое желание иметь семью нередко превращалось для девушек в самоцель, поскольку крестьянский, деревенский outlook не просто требует, чтобы девушка вышла замуж и стала матерью, но и рассматривает её как неполноценную, если она по каким-то причинам, даже от неё не зависящим, этого не сделала. Уже не первое поколение потомков бывших выходцев из деревни  могло жить в городе, вполне адаптированное к городским условиям, но, как известно этнографам, традирование семейных ценностей идёт, как правило, через женщин, и им же любая народная культура обязана своей консервативной составляющей (сохранением традиций, устоев, ритуалов и обычаев; вспомним у Мельникова-Печерского: «Вера бабой держится»). Такие девочки могли быть умницами, спортсменками, комсомолками и просто красавицами, но через матерей им подспудно или открыто передавалась информация, полученная от прабабушки, овдовевшей после визита в деревню продотряда, или от бабушки, так и не дождавшейся мужа с войны: мужчин мало, на всех не хватит, надо держаться за любого, лишь бы был.


В деревнях, кстати, и до сих пор держатся за любого – «лишь бы был». Причина очень проста: сельский труд и о сю пору так мало механизирован, что одинокая женщина рискует не справиться со всем объёмом необходимой работы просто по времени, даже если совладает с нею физически. Поэтому, даже если мужик зверски пьёт, но при этом способен делать мужскую работу по хозяйству, его держат. Кстати, по моим наблюдениям, масса проблем бытового толка в городском быту советского времени (я могу судить о 60 – 70-х гг.), относительная неразвитость сферы бытовых услуг и ряд других подобных причин заставлял горожанок с поистине крестьянским упорством искать себе мужа и держаться даже за «плохонького». 

Обратите внимание: в русских деревнях, там, где ещё есть люди репродуктивного возраста, достаточно неодобрительно относятся к разводам, и сама словесная форма «разведёнка», какою обозначают разведённую женщину и которая носит явственный пейоративный оттенок, показывает это отношение. Однако заметьте также, что по отношению к разведённым мужчинам таких пейоративных обозначений не применяют; по крайней мере, я никогда не слышала. Подразумевается, видимо, что женщина, от которой ушёл муж, несостоятельна как женщина во всех смыслах – «не сумела удержать». Ну, а если ушла сама, то она даже не просто разведёнка, а…  Шалава, в лучшем случае.

Увы, такая ситуация не пошла на пользу никому. Женщины, живущие в постоянной, на генном уровне передающейся тревоге остаться без мужчины, существенно утратили чувство собственного достоинства. Женская угодливость, вызванная страхом бессемейности и общественного осуждения, развратила мужчин.  Представителей обоих полов в нашей стране можно только пожалеть – выбираться из этой ямы придётся долго и вместе. 

А между тем, статистика (сестра лжи и беспардонной лжи) показывает любопытные вещи. У Натальи Римашевской есть график, построенный на 1 января 1996 г. (http://vivovoco.rsl.ru/VV/JOURNAL/NATURE/06_99/RUSSDEMO.HTM - Наталья Римашевская, «Русский крест») На рис. 2 изображено «деревце», показывающее, что даже в «роковые» 90-е, отмеченные высокой мужской смертностью, заметная диспропорция в соотношении мужчин и женщин (с преобладанием женщин) начинается в возрасте около 45-ти лет и выше. Лица же репродуктивного возраста находились в примерно равном соотношении. Но здесь вступали в силу уже иные факторы, о которых напоминает и Римашевская. Это пьянство, наркомания, криминальные наклонности, психические расстройства, связанные с постоянными стрессами и т.п. По статистике же, всем этим чудесам больше подвержены мужчины; женщины же, и в силу большей психической устойчивости, и в силу большего неприятия обществом аддикций у женщин, практикуют одну,  но всенародно любимую аддикцию: «спасение», «перевоспитание» (нередко сочетаются) «невозможных» мужчин, т.е. то, что американские психологи называют co-dependence, а некоторые российские (не все приемлют этот термин) – созависимостью. (Впрочем, о созависимости мне придётся писать отдельный дыбр, т.к. эту матчасть я знаю очень хорошо, даже слишком.) Помню, как 1995 году кто-то (по-моему, Галина Силласте) по радио озвучил статистику: на пятнадцать женщин 35-45-тилетнего возраста приходится десять мужчин. Из них, однако, семеро, в различных сочетаниях, беспробудно пьют, колются, страдают психическими заболеваниями или «мотают срока». А ведь 35 и даже 45 лет – далеко ещё не старость. И возможны даже дети. И как тут, при таких ничтожных шансах и такой конкуренции не нацепить боевые доспехи, нанеся боевой раскрас, и не отправиться в стразах пленять у мусорного бака Лёшу из соседнего подъезда! И такой поведенческий стереотип передаётся и дочерям: куй железо, пока не унесли. А когда скуёшь, руководствуйся вот этими бессмертными строками классика:

А приедешь с торгу пьяненький - 
Накормлю и уложу:
Спи, пригожий, спи, румяненький!
Злого слова не скажу.


(Не узнали? Да это ж Некрасов, "Коробейники"! Вообще эта поэма с Катиными мечтами как зеркалом русской женской угодливости заслуживает тоже отдельного дыбра).

Вот здесь:
http://www.liveinternet.ru/users/2170875/post67877098 я нашла неизвестно чью статью по психологии макияжа. То, что здесь говорится – в сущности, общие места, но они подтверждают сказанное мною:

Излишне яркий макияж: Причин, по которым женщина каждое утро наносит на лицо боевую раскраску, которой позавидовал бы и вождь индейского племени, может быть довольно много. Самая первая – это национально-культурная среда, в которой она выросла. Как известно, южные женщины предпочитают очень насыщенный макияж, хотя природа и так не обделила их яркими чертами лица. Ту же картину вы увидите и попав в любой провинциальный городок. Сдержанный интеллигентный городской макияж там не принят. Вот почему почти всегда провинциалок на улицах столичных городов узнать очень легко.

Другая причина излишнего увлечения декоративной косметикой лежит уже в области психологии. Часто женщина «надевает» яркий макияж как своеобразную защитную маску. В этом случае можно легко сделать вывод, что на душе у нее очень плохо. Возможно, она растеряна и подавлена. Но показывать это окружающим она категорически не хочет. (Помните, я писала в и прошлом посте о постоянном душевном смятении людей переходной эпохи? Причин быть подавленной больше чем достаточно. Яркий макияж – тоже элемент «вечного праздника», носящего компенсаторный характер. Плюс искусственное снижение тревожности, о котором я говорю здесь. - МГ) Вот тут-то яркий макияж очень выручает! Кстати, психологи говорят, что если всегда очень умеренно и со вкусом красящаяся женщина вдруг начинает излишне активно пользоваться декоративной косметикой, да еще и кричащих цветов – верный признак, что с ней происходит что-то не то.

И последняя причина появления на женском лице яркой боевой раскраски – это желание изменить свою жизнь. Разумеется, не посредством макияжа. Он тут носит, скорее, символический характер, что-то из серии смены прически и перестановки мебели. То есть, чтобы изменилось что-то глобальное – нужно начать с малого.

 

А вот здесь: http://www.utro.ru/articles/2007/07/27/666788.shtml статья Семёна Садовского «Россиянки хронически не уверены в себе». Вот что он пишет:

Наши девушки традиционно считаются одними из самых красивых в мире. Это не голословное утверждение: достаточно напомнить, что на подиумах столиц мировой моды сегодня царят русские красавицы Татьяна Завьялова, Диана Ковальчук, Наталья Семанова и ее тезка Водянова. (Да уж, драная сормовская кошка – идеал красоты! – МГ) На сайтах знакомств молодые жительницы России не имеют отбоя от поклонников: 70% заграничных женихов признают, что влюбились в русских невест с первого взгляда. Между тем подавляющее большинство русских женщин... хронически не уверены в себе.

Результаты последних социологических исследований показывают: 98% (!) россиянок считают себя некрасивыми. Хуже того, пишет газета "Новые известия", 40% из них не могут назвать себя даже привлекательными. Кроме того, 72% россиянок настолько не нравится их внешность, что они испытывают из-за этого душевные страдания.

Мнения о причинах такой удивительно низкой самооценки разнятся. С точки зрения некоторых психологов, дело в том, что в России нет своего собственного официально признанного эталона красоты. При фразе "секс-символ" на ум приходят в основном западные звезды, а наши СМИ настойчиво культивируют образ "90-60-90", которого ширококостным в основной своей массе россиянкам достичь непросто. Другим фактором является неуверенность в завтрашнем дне. По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), около 23% девушек в нашей стране страдают от страха "остаться в девках" и поэтому систематически экспериментируют со своей внешностью.

 

 Ирина Калинина, клинический психолог, психотерапевт, гештальт-терапевт комментирует всё это так: считается, дескать, что если женщина красивая, то непременно развязная, доступная. Привлекательность в наши дни приравнивается к сексуальности. А сексуальность в советское время осуждалась как нечто «постыдное». "Наши женщины часто стесняются отдельных частей тела, в то время как надо стараться не бояться своих недостатков, а принимать их и одновременно показывать свои достоинства", - советует Ирина Калинина.

 

Не знаю, в какой стране живёт госпожа гештальт-терапевт и по каким улицам ходит. Я, честно говоря, не вижу, кто это стесняется своей сексуальности. Девочки в спадающих штанишках или зрелые матроны с мощными славянскими титьками, вылезающими из вырезов минималистских блузочек и топиков, как тесто из дежи? Скорей наоборот: кто бы этот разгул нижней чакры попридержал чуть-чуть! (http://maria-gorynceva.livejournal.com/16361.html - по ссылкам не ходите, они там теперь битые после перемены движка, надо будет исправить, хотя, если нажмёте первую, то попадёте на страничку, где почти все эти фото есть – МГ).  

 

Пока же наши женщины еще не вполне освоили это тонкое искусство, предприниматели, торгующие настоящими или мнимыми средствами для улучшения внешности, считают Россию золотым дном. Уже сейчас наша страна, наряду с Бразилией и Испанией, входит в тройку лидеров по потреблению помады и туши для ресниц, и это еще только начало: оборот рынка косметических средств постоянно растет, - заключает Садовский.

 

Ну, а если вернуться к Елене Минчёнок, то вообще-то она оказывается во многом права. Единственное, в чём она ошиблась – это не оставила читателю площадки для отступления, как раз из-за употребления квантора всеобщности. И куда же деваться читательнице, припёртой к стене, не имеющей шанса откреститься от нарисованного Еленой демонического образа: «Уфф, счастье какое, это не обо мне, это о Нюсе из 25-й квартиры!»? Если человеку открыто сказать: «А у тебя неврозы и комплексы», есть риск получить в лоб, потому что в обывательском представлении это суть жестокие ругательства, свидетельствующие о том, что «ты – не о-кей». А ещё хуже, когда открыто не говорят про неврозы и комплексы, но описывают их так, что в описании легко можно узнать себя, ту потаённую часть своего «я», от которой хотелось бы отречься, хотя бы на публике. Но отречься возможности не оставляют.

А что бывает с животными, даже самыми мирными, когда их загоняют в угол? На вас никогда крыса не прыгала их угла? (На меня только мышка из мусорного ведра). Никогда на вашей штанине с визгливым лаем не повисала трусливая деревенская шавка, неосторожно загнанная вами между крыльцом и завалинкой?

А теперь представьте, что таких зверюшек – стая.

Именно это и случилось с Еленой Минчёнок.

 

Будьте все здоровы, красивы и не вставляйте палочку в хвостик колечком у собачки по имени Общество, чтобы этот хвостик распрямить. Хвостик всё равно не распрямится, а вы будете покусаны, как я в 16 лет тётушкиным цепным псом.

 

Tags: Россия, дыбр, женщина
Subscribe

  • Касьянова Крыса

    Вчера до меня дошло, что Крыса как китайское животное - покровитель года всегда ходит на пару с Касьяном, который всех прикосил. Касьян не всегда с…

  • (no subject)

    Первые письма по акции ушли, номера всем присвоены, набор окончен. Номерам 16 и 17 опять забыла написать, чтобы сообщили дату рождения. Надеюсь,…

  • По акции и вообще

    Так, начала уже делать расклады, а завтра присвою номера тем, кому ещё не присвоила (видела, что есть граждане) и отправлю первые письма. Прошу…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments

  • Касьянова Крыса

    Вчера до меня дошло, что Крыса как китайское животное - покровитель года всегда ходит на пару с Касьяном, который всех прикосил. Касьян не всегда с…

  • (no subject)

    Первые письма по акции ушли, номера всем присвоены, набор окончен. Номерам 16 и 17 опять забыла написать, чтобы сообщили дату рождения. Надеюсь,…

  • По акции и вообще

    Так, начала уже делать расклады, а завтра присвою номера тем, кому ещё не присвоила (видела, что есть граждане) и отправлю первые письма. Прошу…