Мария Горынцева (maria_gorynceva) wrote,
Мария Горынцева
maria_gorynceva

Categories:

О материнских зарплатах

Часто встречала в "Фемках" и в журналах френдесс ожесточённые споры о так называемых материнских зарплатах.

Ну вот если подумать - являются ли работой усилия, которые мать прилагает, чтобы дорастить маленького ребёнка от первых часов его жизни до того возраста, когда он уже сможет обходиться без неё (а это, как считают педагоги, примерно 4--5 лет, когда дети уже начинают кооперироваться и вместе играть в различные игры, в том числе ролевые)? Конечно, являются. Это только в обывательском дискурсе они суть сплошное блаженство, что нашло отражение в языке: СИДЕТЬ с ребёнком, СИДЕТЬ в декрете! Вы покажите мне мать, которая бы провела время декретного отпуска (а само слово "отпуск"-то каково - настраивает на расслабляющий, отдохновенный лад, да?) СИДЯ. Ну разве что она инвалид, на ногах не стоит.

Вот посмотрите: даже если мы возьмём совсем младенчика, на первом месяце жизни, сколько он там весит? Вот моя дочь весила четыре двести. И росла как на дрожжах. Ну возьмём даже четыре килограмма. Сколько раз за день мама поднимает эти килограммы на руки? Ладно, сейчас не надо так часто менять подгузники, но надо вынуть из кроватки и покормить (неважно, грудью или из бутылочки), и некоторых приходится кормить часто. Моя дочь сразу освоила четырёхразовое питание, иногда требуя докорма ночью, а некоторые дети едят помалу и часто. А ещё после еды надо деточку столбиком поставить, чтобы срыгнула. А ещё деточка, бывает, плачет, и надо поносить её на ручках. Вроде бы и ничего такого мама не делала, но спина у неё к вечеру начинает отваливаться. А вы представьте грузчика, который грузил на почте посылки, и все они были около четырёх килограммов. Только грузчик их кидает, и число посылок конечно. А мама может класть-поднимать свои четыре килограмма бессчётное количество раз, причём максимально бережно. У грузчика - работа, у женщины-матери - счастье материнства.

И это я описала только простейший, но очень выматывающий процесс чисто физических манипуляций с младенцем. По мере того как детище подрастает, матери приходится исполнять функции воспитательницы, нянечки, поварихи, медсестры, педагога, а также иногда ещё портнихи, тренера, массажиста, массовика-затейника - в общем, нужное добавьте сами. Ни один наёмный работник, приглашаемый к ребёнку, не возьмёт на себя все перечисленные функции сразу. Гувернантка не будет заниматься приготовлением еды (даже не всякая няня за это берётся), а нанятый повар не станет ухаживать за заболевшим ребёнком. В общем, нет сомнений, что труд матери - это работа. А за работу полагается платить. Заработную плату, да.

И тут возникает целый ряд "но". Я не буду касаться всех - давайте сначала рассмотрим только одно, но очень важное.

Когда речь идёт о работе, то судят о ней по результату. По идее, чем квалифицированней работник, тем выше у него результат и тем большее вознаграждение он может получить. Это "выше" распространяется - в зависимости от характера труда - и на количество, и на качество. В идеале, конечно, желательно, чтобы на выходе работник произвёл много хорошего и даже отличного. Гаек, буханок хлеба, научных статей, изобретений... Но бывает и так, что хорошего мало (в самом буквальном смысле), но оно настолько хорошее, что результат приятно аукается работнику всю его жизнь. Вон Консуэло Веласкес со своего Besame mucho всю жизнь дивиденды получала. У неё были ещё песни, но - кто их знает? Кормила её именно та самая, очень хорошая и единственная в своём роде. Так что качество, пожалуй, более весомый критерий, чем количество.

Ну а если попробовать применить эти критерии к труду матерей? Допустим, что к рабочему процессу у нас претензий нет: дети грамотно, по науке, накормлены, пролечены и привиты, приучены к лотку, пользуются когтеточкой, чистенько одеты, развиты сообразно возрасту. Сделаем также вид, что отец в труде воспитания детей участия вообще не принимает - не ему же платят родительскую зарплату: осеменил - и дальше получай своё жалованье по основному месту работы. Какой же результат государство и общество вправе ожидать от материнской работы?

I. Видимо, на выходе мы должны получить качественных людей и граждан. Окей, соглашусь. Только сразу задам целый ряд вопросов.

1. С какого возраста уже можно оценивать результат - т.е. когда начинается качественный человек? С момента получения паспорта, в 14 лет (если говорить о России)? Или с момента наступления полной юридической дееспособности? (У нас это 18 лет, в других странах может быть 21 год). Или будут определённые критерии для разных возрастных групп? Вот качественный младший школьник, а вот качественный выпускник средней школы, а вот этот уже подпадает под шкалу оценок качества возрастной группы от 22 до 25 лет? И кстати: а гендерные разделения критериев качества будут? Девочки вот по этой шкале, мальчики по той?

2. Как будет проявляться качество? Что такое вообще качественный человек? По каким параметрам мы будем его оценивать?

В буйных и пышноцветных фантазиях определённой категории женщин, таких как ляльки и так называемые "многоматки", их предполагаемо "качественные" дети всегда предстают не меньше чем новыми Моцартами, изобретателями лекарства от рака, политиками, которые прекращают войны, первооткрывателями, главами корпораций и просто успешными во всех смыслах людьми, у которых всё в жизни будет прекрасно и гармонично: хорошая, любимая работа будет приносить много денег, а в семье будет плескаться просто разливанное море любви, и весь мир это ходячее солнышко будет просто обожать. Оставим в стороне тот факт, что Моцарты бывают очень неудобны и даже тяжелы в быту, что первооткрыватели часто идут к цели по головам, что учёные, изобретающие всевозможные блага для человечества, нередко ведут аскетический образ жизни, потому что наука - архитребовательная возлюбленная, и что просто успешные люди за свой успех всегда платят определённую цену. Давайте лучше поразмышляем вот о чём.

Что если некий ребёнок вырастает никак не Моцартом, а водителем троллейбуса? Можно ли считать, что материнская работа сделана некачественно? Или, если водитель троллейбуса не пьёт, ведёт себя как примернейший семьянин и в качестве хобби поёт по средам и пятницам в хоре ДК железнодорожников, то можно поставить матери плюсик? А если такой водитель имеет годы безаварийного стажа, премии и другие поощрения от начальства, но при этом дома пилит жену, детям отвешивает подзатыльники под горячую руку, да и с товарищами по работе легко может пособачиться - всё, педагогический провал? Если девочка вырастает не великой балериной, а швеёй в ателье средней руки, то её матери зря платили материнскую зарплату, дочка некачественная? А если дочка становится великим дизайнером одежды, но характер имеет мерзее, чем у десятка Коко Шанель? А если она гениальная художница, но даже самых близких людей подставит, не моргнув глазом? А если человек в целом добр и порядочен, но совершенно невоспитан - в смысле этикетных норм? Сморкается в пальцы, чавкает за столом, но переводит старушек через дорогу и не может пройти мимо бездомного котёнка? А если человек религиозный, придётся ли применять разные шкалы к лицам разных вероисповеданий? И можно ли считать качественным человека, который смеётся, скажем, над авраамическими религиями и демонстративно отправляет культ Макаронного монстра? А если нерегулярно ходит в церковь, но при этом живёт строго по заветам Христа?

Все эти вопросы совершенно банальны и задавались уже множество раз разными людьми друг другу. Я лишь напомнила о них. чтобы показать, с какими трудностями общество столкнётся при оценке результативности материнского труда, за который полагается заработная плата.

Но хорошо, допустим, мы всё-таки нашли некие универсальные критерии, на основании которых можем сказать: о, вот это качественный человек, хоть советский знак на лоб ставь! Тогда такой вопрос --

3. А если он сначала был качественный, а потом испортился? Или после того как результативность материнского труда была отмечена, мать за порчу никакой ответственности не несёт? А может, всё-таки нужен какой-то гарантийный срок?

Ну разве не бывает так, что живёт-живёт человек, прекрасен-ясен, тих и светел. И вдруг... А вот ответьте мне - если брать литературный пример - моэмовский Стрикленд когда был более качественным: до своего художнического преображения или после? А теплохладный Томлинсон - он какой? С точки зрения Киплинга, подарившего нам этот образ, совершенно некачественный. А может, он как раз был, что называется, на гарантии?

4. А каковы критерии качественного гражданина? Законопослушность - это понятно. Ну а вот если гражданин, сугубо конституционно, в рамках закона, выступает за оппозицию? Организовывает митинги, выпускает агитационный листок, рвётся в депутаты? А если не рвётся и не организовывает, а просто чётко артикулирует (как ныне выражаются) свою гражданскую и политическую позицию? Качественен ли такой гражданин?

А если не выступает и никак не проявляет свой гражданский темперамент - просто работает, растит детей, но выпив даже малую толику, свешивается в окно и громко, на весь двор ругает Путина (вариант: Обаму?). Или если до 23.00, то всё-таки качественный, а если после обозначенного временно́го рубежа - уже нет, потому что нарушает покой соседей? А может, ну их вообще, эти гражданские добродетели? Есть же люди аполитичные, которым всего дороже их шест соток и банки с огурцами по осени. Или погружённые в приятные хобби - танцы, вышивание, наблюдения за птичками... Будем ли мы считать их качественными, несмотря на аполитизм? Или только если огурцами поделятся и в зависимости от качества огурцов?

Увы, похоже, что самый важный критерий - качество человека, который является результатом материнских трудозатрат - определению не подлежит.

Есть и ещё два момента, о которых мне подумалось в связи с проблемой результативности материнского труда.

II. Уж коль скоро мы говорим о материнстве как об оплачиваемом труде, то женщинам, трудящимся на этом поприще, придётся вспомнить о таком неприятном, но необходимом явлении как контроль за рабочим процессом.

Этот контроль существует в любой работе и осуществляется в большинстве случаев сторонней силой - начальством или заказчиком. Ведь если в процессе что-то пойдёт не так по вине работника, это скажется и на результате. Вот, например, когда я работала в редакции, главред спрашивал меня: "А как у тебя обстоят дела со статьёй такой-то? А ты звонила такому-то насчёт интервью? Когда вы договорились встретиться?" Он должен был планировать содержание номера, который сдавался в определённое время, и потому желал знать, в каком состоянии материалы. И, естественно, читал их перед тем как дать добро на печать - чтобы возможные огрехи писательского процесса корреспондента не сказались на результате всего номера. А недавно мне забыли позвонить из химчистки, куда я сдала шубу, и мне пришлось звонить самой и выяснять, как обстоят дела - то есть контролировать рабочий процесс как заказчику услуги. Очень редко работник и контролёр совпадают в одном лице. Например, пишет писатель книгу, не заключив предварительный договор с издательством, и погонять может только сам себя. Или мастер-кустарь работает не на заказчика, а на рынок. Но в этом случае никаких зарплат (гонораров) они не получают, работая на свой страх и риск.

Так кто же и как будет контролировать рабочий процесс матерей? Придётся ли создавать ещё одну бюрократическую структуру? В качестве кого она будет контролировать работниц-родительниц - начальства или заказчика? Сотрудники социальных служб уже сейчас могут прийти с проверкой в семью, на которую поступил сигнал, и я знаю, что мало у кого сам этот факт вызывает положительные эмоции. А теперь представим, что то ли начальники, то ли заказчики являются к вам каждый месяц, лазят по холодильникам, придирчиво выворачивают детские одёжки, проверяя на предмет потёртостей, опрашивают соседей о вашем образе жизни (правда ли, что вы в уставное, предписанное регламентом время выходите с детьми гулять, как при этом одеты дети, не раздаётся ли из вашей квартиры каких-либо подозрительных звуков и т.д.). И если бы выяснялось, что, например, сын-подросток начал курить или дочка на детской площадке резко вскочила, ударилась о забор и рассекла себе губу (реальный случай со мной в детстве), то вас сначала лишили бы премиальных, а потом и урезали бы зарплату. Кроме того, с женщин, работающих матерями наверняка потребовали бы отчётность. Каждой пришлось бы заполнить не один гросбух, отражая для чиновников и нюансы состояния здоровья дитятка, и его рацион, и каждодневные занятия, и свои педагогические приёмы в дело выращивания качественного человека. Потом кого-то обязательно ловили бы на приписках (в гросбухе написано, что куплен игрушечный танк с радиоуправлением, а на самом деле у ребёнка только деревянный грузовичок папашиного кустарного производства; пишут, что ездили в цирк на новую программу, а ребёнок проболтался, что вместо цирка сидели в соседней пельменной), вызывать на ковёр, вывешивать на доску позора и пропесочивать в прессе - ну и, понятно, урезать виновным финансовые потоки и ужесточать контроль за всеми.

Кто-то готов к такому вторжению государства в частую жизнь? А представляете, сколько нужно будет проверяющих, чтобы каждый месяц проверять каждую мать на соответствие стандартам? Какие стандарты? Так ведь они есть в опять-таки в любой работе, даже такой - вроде бы не поддающейся формализации - как преподаватель ИЗО в кружках детского творчества. Не каждый месяц проверять и выборочно, лучше случайной выборкой? Всё равно это потребует огромных затрат и громоздкой бюрократической машины, чьи колёса в накатанной колее семейной жизни вряд ли кто-то хочет видеть.

III.И ещё один не менее неприятный момент, связанный с оплатой труда. Вообще-то, когда работник получает зарплату за выполнении определённых обязанностей, зафиксированных в его трудовом договоре, то делать даже хотя бы часть его работы за него никто не обязан. Вы понимаете, куда я клоню? Мать, уставшая от ребёнка, просит мужа, отца этого ребёнка, немного помочь. А тот вполне резонно отвечает: "Тебе платят - ты и работай". Действительно: у него свой круг рабочих обязанностей, а жена работает мамой. Папа в лучшем случае может ребёнку "козу" сделать. Более того: добросовестному отцу, который всё-таки хочет принимать участие в воспитании своих детей, всегда можно указать его место. "Ты всё испортишь, а отдуваться мне. И зарплату урежут тоже мне", -- скажет жена и будет права.

Ну а даже если родители на совершенно законном основании разделят материнскую зарплату, сделав её общей, родительской (например, у папы будет треть ставки, у мамы - две трети), им всё равно трудно будет просить помощи у бабушек. Те всегда могут сказать, что им за это не платят. Так что придётся или делиться зарплатой ещё и с бабушками, или всё делать самим. И это будет справедливо с точки зрения Трудового кодекса, но сомневаюсь, что придётся по душе ревнительницам материнских зарплат.



Понравился пост? Поделитесь с другими! А автора, не получавшего материнских зарплат и живущего преимущественно на российскую пенсию, можно угостить чаем или кофе. Это мотивирует на написание новых постов.

Stats
Tags: гендерное, дети, непопулярное, общество, феминизм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 57 comments