Мария Горынцева (maria_gorynceva) wrote,
Мария Горынцева
maria_gorynceva

Categories:

"Война -- дерьмо". Подборка статей и заметок ко Дню победы


1. Татьяна Краснова, Главное, что нужно знать о войне.

Да не смотрите, что портал православный. Лучше прочтите.
...Едва ли этот сытый, довольный удачным боем человек собирался убить мою маму и бабушку. Думаю, ему ничего не стоило превратить их в решето. Насмерть перепуганная баба с визжащим от ужаса ребенком – несложная мишень, тем более – для профессионала. Он хотел позабавиться.

Он догонял их на бреющем полете и стрелял в землю в метре от них. Они падали в грязь, он поднимался, заходил на новый круг, они вставали и бежали как слепые кролики, и он снова снижался и стрелял, и они снова падали.

Потом бабушка выбилась из сил и решила умереть. Она швырнула маму в канаву, накрыла ее своим телом, и стала читать «стихи» про какую-то Преблагую Царицу, которых моя мама никогда от нее прежде не слышала.

(Она читала одну из пронзительнейших православных молитв - "Царице моя Преблагая, надеждо моя, Богородице, приятелище сирых и странных предстательнице, скорбящих радосте, обидимых покровительнице..." Спасла, спасла их Божья Матерь -- но вы всё равно прочтите.)

2. Людмила Петрановская, День Победы. Рейдерский захват.
Пошлость. Всепроникающая, не знающая никаких границ. Торты с марципановыми партизанами, голые студенты, раскрасившие тела в военные сюжеты, «Ночные волки» с косметичками, тапочки из георгиевских лент - весь этот трэш и угар, о котором, надо отдать должное, и помыслить невозможно было в советские времена. Победа была тогда пропагандистским материалом, но материалом для тапочек - нет, не была. И вещал про нее что-то пропагандистское безукоризненный Игорь Кириллов с мхатовской речью, а не, прости Господи, Залдостанов.

Невежество и халтура. Плакаты, листовки и лозунги с нереальным количеством исторических ошибок, не говоря уже об орфографических. Все тяп-ляп, все левой ногой. Лишь бы отвязаться, лишь бы скорей попилить бюджетную монетку, выделенную на «оформление к празднику». Зачем перечитывать подписи под упертыми из архивов фотографиями? И так сойдет. Идейно близких за это не посадят, и даже деньги вернуть не заставят, достаточно будет быстренько убрать и скороговоркой извиниться.

Цинизм. То ветеранам скидку на кремацию предложат. То какие-то попсовые песнопевцы ордена нацепят и прессе позируют. Ачотакова?

Кафкианский сюр. Ищут солдатиков-фрицев. Допрашивают продавцов. Сажают девчонок за танец на поляне неподалеку от мемориала. Штрафуют за размещение архивных фото - там, мол, на флаге свастика. Надо же, не ромашка.


3. Евгений Усов, Чтобы не поймать в прицеле брата.
Вся напыщенная героика слетела и осталось понимание того, что война это не то, что показывают в кино или на сцене и не то, что поется в песнях омандаченных исполнителей официоза. Это в первую очередь ужас, кровь, горе, муки, смерть всего, что составляло твою жизнь. Это не трагедия как слово или понятие – это просто Конец Всему. Всему!

Если, вольно или невольно, у человека достало сил перешагнуть этот Конец и оказаться на той стороне, где может начаться что-то новое, то это и счастье и героизм и много ещё что. Потому, что это как рождение заново. Это рождение нового человека, который неминуемо гибнет, когда начинает рассказывать о том, как это здорово, патриотично, смело, геройски, красиво, удало… воевать на войне во имя всеобщего счастья. Человек сразу гибнет и тянет за собой других в ту же пропасть, через которую ему удалось когда-то перешагнуть…

Я пишу это и не могу отвязаться ещё от одной мысли: вот сейчас, в эту самую секунду на нашей земле война продолжается. Прямо сейчас один русский отец, стреляет в другого русского отца. Украинец в украинца. Те, кто остался жив в этой мерзкой дуэли, выкладывают фотки в соцсети. Потом эти фотки будут смотреть их лъдети и внуки и что они будут думать при этом? Вот что страшно! Вот что такое война! Это грязь от начала и до конца, конца которому нет! Нет конца этому ужасу.

И остановить его некому, потому, что вот такие празднования как планируемое завтра только множит количество Всадников Апокалипсиса. Они жрут наших детей и становятся сильнее день ото дня!
Вот что я хотел бы объяснить своему сыну, чтобы лет через 15 он не поймал в прорезь прицела вашего сына…


4. Адриана Имж, Про день Победы в моей семье
Она - герой.
И, как настоящий герой, она ненавидит войну.
Она говорит, что на войне нет подвигов - только грязь, боль, унижения и огромное количество дискомфорта. Когда она видела сводки с боев в Украине, она плакала: "Бедные дети" и "Как же так, это же свои, наши, как они могут друг с другом биться?".

Каждый человек, который пишет "можем повторить" на своей машине - псих, который голосует за то, чтобы восемнадцатилетняя девчонка вместо музыки в своем плеере слушала - далеко ли самолеты, рассчитывала курс и лежала под ковровой бомбежкой, когда нет времени не то, что поспать, - съесть паек на протяжении нескольких суток.

Самое страшное воспоминание бабушки о войне - это попавший в плен отряд других девчонок, который затем оставили, отступая. Она почти ничего не видела - мужики встали грудью и не пускали их смотреть. Сами хоронили искалеченные, изнасилованные и изуродованные тела.
Но даже того немногого, что она видела - хватило на всю жизнь.

Бабушка не смотрит парады и ненавидит военную технику. Потому что она видела, что эта техника делает с людьми Она искренне верила, что эта война - последняя, и больше такого не будет. И сейчас ее ужасно расстраивает все, что напоминает - оружие до сих пор существует и стреляет в людей.


Когда вырастают собственные дети, рассказы родных о войне слышатся совсем по-другому. Иногда хочется попасть в прошлое и закрыть собой собственных родителей, которые были тогда малышами, протянуть руку помощи собственным бабушкам (да, бабушкам прежде всего - у меня женский взгляд на войну, и другим он быть не может).

Мой отец, блокадный ребёнок, всё-таки вывезенный в конце концов из Ленинграда, в конце войны заболел туберкулёзом, чудом вылечился. Моя мама ещё в 60-е не могла слышать звук моторов некоторых самолётов -- они напоминали ей "Мессеров". Она знала, что такое бомбёжки, они ей снились -- она видела во сне, как бомбят Ленинград (нет, она не была там во время войны, это наложились впечатления университетских лет), а она убегает со мной на руках. А мы с подружкой играли в войну -- и постоянно спасали наших "детей". Теперь я понимаю, что так мы избывали не только собственный страх перед войной, невольно переданный нам родителями, но ещё и их, родительский. И даже, наверное, немножко спасали их - тех, маленьких, беззащитных, вечно голодных.

Я вспомнила всё это, прочитав эти четыре текста. Они очень разные, но объединяет их одна идея. Она хорошо выражена словами из самой первой статьи:
И думаю я только об одном: как же это вышло, что за громами салютов и грохотом фанфар мы забыли то, что так прочно вбил в мою голову дед, чьи боевые ордена не помещались на парадном мундире: «Запомни, война – дерьмо. Самое страшное дерьмо в жизни!»

Запомнили?

Кто там что хочет повторить? Вы точно хотите этого своим детям?

А я своим не хочу.

This entry was originally posted at http://maria-gorynceva.dreamwidth.org/87223.html. Please comment there using OpenID.
Tags: война, вспомнила тут, дети, обзор, отцы и дети, ссылки
Subscribe

  • (no subject)

    Настроение препоганое, писать ни о чём не хочется. Могу наговорить хорошим людям много лишнего. Работаю над раскладами. Последние два дня…

  • (no subject)

    Пишу про музыку, потому что это то немногое, почти последнее, за что можно уцепиться и не забыть о своей принадлежности роду человеческому. Начала…

  • Быт и постфольклор военного времени

    И ещё из военного дневника моего деда (см. здесь о его службе) 12 июня, понедельник, 1944 г. Сэкономил буханку хлеба, отнёс портному, нужно…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments

  • (no subject)

    Настроение препоганое, писать ни о чём не хочется. Могу наговорить хорошим людям много лишнего. Работаю над раскладами. Последние два дня…

  • (no subject)

    Пишу про музыку, потому что это то немногое, почти последнее, за что можно уцепиться и не забыть о своей принадлежности роду человеческому. Начала…

  • Быт и постфольклор военного времени

    И ещё из военного дневника моего деда (см. здесь о его службе) 12 июня, понедельник, 1944 г. Сэкономил буханку хлеба, отнёс портному, нужно…