Мария Горынцева (maria_gorynceva) wrote,
Мария Горынцева
maria_gorynceva

Category:

"Есть у нас, казаченьки, крупа и мука"... Немного исторической балалаевщины

В связи с явившимся нам - согласно пророчеству paul_kovnik - песцом манулом, т.е. локальным вариантом мирового кризиса, поняла, что, оказывается, страшно боюсь голода.

-- Ты голодала? - спросила меня подруга, с которой мы ели пшённую кашу (молоко, мёд, изюм, кусочки тыквы).

Нет. Я никогда по-настоящему не голодала. Я даже в худшие годы моей жизни не имела перерывов между приёмами пищи настолько длительные, чтобы это доставляло сколько-нибудь серьёзный дискомфорт, не говоря уже о страдании. Я не падала в голодные обмороки. Я не питалась, как когда-то одна моя подруга, еда которой за весь день состояла из куска хлеба, сосиски и бульона из одного бульонного кубика.

Более того, насколько я понимаю, за всю известную нам историю человечества именно моё поколение, т.е. люди, родившиеся во второй половине 50-х - начале 60-х, - первое, в массе своей не знавшее голода. Не на всей Земле, конечно, но на очень больших территориях. В СССР, как к нему ни относись, всё-таки если ребёнок был устроен в детский сад, то имел там четырёхразовое питание. Да-да, с полдником. Я, разумеется, про времена моего детства.

И вроде бы нечего мне так бояться. Но... Папаша-блокадник, мама с голодным военным детством, когда в 42-м мечталось только о хлебе, бабушкина старшая сестра, дважды чуть не умершая с голоду... А ещё недавно обнаруженная сельская родня - пятнадцать человек "наших", умерших от голода в небольшом украинском селе в голодомор... Наверное, где-то на генном уровне прошито, в биосе - в буквальном смысле в биосе, т.е. в самой основе жизни моей.

И вот теперь сердце моё наполняется просто крестьянским счастьем, когда я вижу старые эластичные гольфы, в которых на дверь подвешен лук, пластиковые контейнеры в углу, наполненные пакетами с мукой разных видов (и пшеничная, и кукурузная, и ржаная, и гречневая, и овсяная, и рисовая, даже нутовая есть!), с крупой (одной гречки пять килограммов оказалось в моих беличьих запасах!), с сахаром и солью. Спички и свечи я тоже припасла, не сомневайтесь. Они мне, правда, для работы нужны, но если что - будут пущены по прямому назначению. Радостно думать, что в холодильнике стоит тарелка с запечёнными куриными голенями, а из неудавшегося кукурузного хлеба удалось состряпать восхитительный пудинг (молоко, яблоки, чернослив, лимон - ах, какая консистенция в результате!). Приятно осознавать, что я сейчас питаюсь вкусно, разнообразно, сбалансированно, дёшево. Правда, это достигается за счёт того, что у меня сейчас время есть, так что и хлебушек свой, и выпечка всякая бывает, и домашняя лапша, и супы, и разнообразные салаты, и прочие такие изыски, на которые у работающего вне дома человека времени и сил может не хватить.

Никогда не предполагала, что хлеб наш насущный может так захватить мои мысли.

Когда я была ребёнком, потом подростком, в нашей семье к еде относились трепетно. Еда была сакральна, особенно у уманской тётушки. Для меня это, к сожалению, из этого вытекал целый ряд неприятных последствий. Во-первых, считалось, что "надо съесть всё, что на тарелке", "нельзя оставлять". Я уже писала где-то о том, как моя нянька в Мичуринске пугала меня: не доешь кашу - будет жених рябой. Я в три года не понимала ни что такое жених, ни что такое рябой, а кашу категорически не хотела доедать. Я понимаю, почему моя бабушка, исходя из принципа "нельзя оставлять на тарелке", не клала мне порции поменьше - она пыталась накормить себя через меня. Ту маленькую себя, которая питалась скудно и однообразно в детстве. И вообще, ребёнок должен быть упитан. То же и мама - в моём раннем детстве она очень отравляла мне приёмы пищи своими постоянными вскриками: "С хлебом! С хлебом!" Да, это была память о тех мечтах о хлебе 1942 года. А ведь если подумать, зачем четырёхлетнему ребёнку, который не пасёт гусей, не пропалывает огород да просто с другими ребятишками по улице не гоняет (я тогда много болела и зимой поэтому мало бывала на свежем воздухе), нужно всё есть с хлебом?

В результате мне пришлось уже в довольно зрелом возрасте учиться понимать потребности своего организма, не переедать и вежливо, но твёрдо отказывать тем, кто пытался потчевать меня Демьяновой ухой. Это было не очень легко - не у меня одной пищевые привычки воспитывались так, как я описала.

В Академгородке я ходила сначала в ясли, потом в детский сад. Как я уже говорила, в детском саду кормили четыре раза. Утром, когда нас приводили, на завтрак обычно была какая-нибудь молочная каша - манная, из "геркулеса", пшённая; иногда давали творожную запеканку (мы её не любили - она была суховата и с кислецой) или пышный омлет с добавлением муки, порезанный на порции большими квадратиками. В каше всегда была сверху жёлтенькая лужица сливочного масла. Некоторые дети не любили масло и отодвигали лужицу ложкой к краю.

Перед обедом в столовую приносили большой эмалированный чайник (как сейчас помню, он был зелёный) и всем в подставленные ложки наливали рыбий жир. Опять-таки некоторые ребята не хотели пить рыбий жир и либо выливали его в суп, либо - чаще - тайно выпаивали его тем товарищам за своим столом, которые сей полезный продукт любили. Вот я, например. Как-то раз, помню, выпила свою порцию и ещё двух соседей по столу.

На обед был какой-нибудь суп, на второе - мясное блюдо с гарниром, изредка рыба (её, видимо, избегали подавать детям из-за опасения мелких костей): котлеты с картофельным пюре, тушёной капустой, гречкой или макаронами; гуляш, бигос, макароны по-флотски. Если мне не изменяет память, посреди столов стояло блюдо с нарезанным хлебом. Воспитатели, как и моя мама, зорко бдели, чтобы дети ели с хлебом, но всё-таки их зоркости не хватало, и некоторые засовывали недоеденные куски хлеба снизу под тарелку. За горбушку всегда была борьба. Правда, на некоторых столах была установлена справедливость, и горбушки доставались всем по очереди. Иногда правом съесть горбушку воспитатели премировали за хорошее поведение.

После обеда был дневной сон (я никогда не спала), а после сна - полдник. На полдник нам давали какой-нибудь напиток - сладкий чай, какао на молоке, компот или морс, иногда просто горячее молоко (с пенкой, разумеется, и для меня было открытием, что можно было не давиться пенкой, а сдуть её так, что при питье она не попадёт в рот, а прилипнет к верхней губе снаружи). К питью подавали печенье, крекеры, хрустящие хлебцы (что-то одно и по одной штуке на едока) или бутерброды с сыром.

Меньше всего я помню, что бывало на ужин. Кажется, если утром, например, был омлет, то вечером могли подать кашу, горошницу или какое-то овощное блюдо - и наоборот.

Дома в 60-е годы мы питались примерно так же. Правда, на обед у нас бывал суп без второго. И не из-за бедности - и я, и мама, этим наедались. Так называемое "второе" шло у нас на ужин. Дома в мои детсадовские и ранние школьные годы на завтрак мы обычно ели либо варёные яйца (всмятку), либо омлет, либо молочную кашу, ну а ещё могло быть ужасное - творог. До сих пор люто ненавижу творог. Отвратительная и сухая кислятина, хотя мама добавляла в него сметану. Творожный сырок с изюмом ещё как-то можно было вынести. Также как-то можно было смириться с творогом в форме сырников.

Из супов мама варила тогда борщ, щи, рассольник, гречневый кулеш, весной - зелёные щи с крапивой и щавелем, овощные супы. Всё на мясном или костном бульоне, по крайней мере, я не помню, чтобы тогда было иначе, хотя жили мы стеснённо. Из мяса делались котлеты, бигос, макароны по-флотски, гуляш. До 1968 года, пока мама не защитила диссертацию и не получила прибавку к зарплате, мясные блюда бывали у нас не каждый день. Спасали грибы свинушки, которые мы собирали там, где сейчас шоссе за лыжной базой им. Алика Тульского. Там по канавам окрай полей их росло много. Мама мариновала их с чесноком и пряными травами, и к картофельному пюре получалось божественное дополнение. Мы также по осени собирали опята и сушили их, нанизав на нитку. Гирлянды висели, протянутые под потолком. Зимой мы варили с этими опятами суп. К картошке в любой форме (пюре, варёная, жареная) могли подаваться солёные огурцы или квашеная капуста. Были ли свежие овощи летом, не знаю - на лето меня увозили либо к бабушке, либо к её сестре. И трапезы моей тётушки - совсем отдельная песня.

Пару раз в начале 60-х дядюшка приносил с охоты тетеревов, а также рыбу, пойманную зимой на подлёдном лове, на нашем Обском водохранилище. Тогда она не была ещё столь глиставой. Помню окуней, ершей и сорожек. Лещей и сазанов не было. Из всего этого богатства сварили уху. Я, правда не ела или ела чуть-чуть - от одного запаха речной рыбы меня начинает выворачивать. А запекаемые в духовке тетерева чем-то невероятно противно пахли. Наверное, чесноком, как я теперь понимаю.

Перед сном мы обычно пили чай с печеньем или оладьями, если мама их жарила. Иногда мне давали кефир. Я его ненавидела - кисло, хотя сахар допускался. Конфеты у нас вообще были не в чести, шоколадные бывали в основном по праздникам. Во-первых, "незачем зубы портить", во-вторых, всё-таки лишний расход, а толку от них мало. Шоколадки были большей частью подарками маминых друзей и знакомых (особенно бездетных тётенек). Благо друзей было много, и они часто приносили гостинцы, но мне всё равно не давали развернуться.

Фруктов в нашем доме в 60-е годы я особо не помню. Году так в 64-м меня угощали бананом, кажется, даже не один раз. Яблоки в основном нам присылала бабушка - представьте себе, ехали посылки с заботливо упакованными яблочками разных сортов через полстраны, из Мичуринска (Тамбовская область) в Новосибирск. Она же присылала нам варенье - маме некогда летом было варить, у неё был полевой сезон. Бабушка упаковывала варенье (особенно ей удавалось земляничное) в два-три полиэтиленовых пакета (тех, старинных, советских, которые стирались и сушились на прищепочке), хорошенько их перевязывала, так, что ни капли не вытекало при пересылке - и опять-таки посылала в деревянном ящике, заколоченном гвоздиками, через полстраны. Помните эти ящики из фанеры? И как писали адрес на крышке химическим карандашом или чернилами? И как потом, поддевая ножичком, эту крышку с гвоздями получатели отдирали? и ящики можно было ещё использовать - даже послать в них что-то. А вот из крышки надо было вынуть гвоздики, и иногда её переворачивали чистой стороной вверх и тоже использовали второй раз. Я помню, как будучи уже постарше, тянула пассатижами эти гвоздики. Посылку, кстати, тогда можно и нужно было упаковать и заколотить (для мягких посылок, а также тех, что в ящиках, но больше какого-то веса - обшить тканью) дома.

Иногда, особенно под Новый год, удавалось поесть апельсинов или мандаринов. Но я помню, что в первой половине 60-х они у нас были исчезающе редки. Не знаю, с чем это было связано - то ли дефицит, то ли дорого было для нас.

Когда я пошла в первый класс, мы с мамой стали иногда обедать в столовой Института геологии и геофизики, где она работала. Там была очень неплохая столовая. Ассортимент был обычный столовский, но готовили вкусно, и стоило всё это относительно дёшево. Всегда была очень вкусная свежая сметана (видимо, не разбавленная кефиром). Сотрудникам иной раз даже можно было купить такой сметаны на вынос - если оставался излишек к концу обеденного времени. А вообще в обед мама обычно приходила домой - не столько потому, что дома питаться было экономнее, сколько для того чтобы присмотреть за мной и проконтролировать приём пищи.

Первый холодильник появился у нас, когда мне было семь лет, то есть в 1966 году. Тогда не в каждой семье был холодильник. В семье Д., которая была зажиточней нашей, холодильник появился примерно в то же время. А до этого они пользовались встроенным шкафом-холодильником под окном в кухне. У нас в Академгородке две первых серии домов (кирпичные трёх- и пятиэтажки и полногабаритные, "ангарские") имели такие ящики. В принципе, если учесть, какая долгая и холодная у нас зима, это разумное решение. Мы жили в обычной хрущёвке, поэтому у нас не было встроенного шкафа под окном. Мама всё выносила на балкон. Летом она была, как я уже говорила, в поле, ну а как она хранила продукты на исходе весны, когда уже тепло, и в начале осени, когда ещё тепло... Не знаю. Надо будет узнать.

После всего перечисленного выше с дотошностью Карины Балалаевой, хочу задать вам несколько вопросов.

Камарады, детство которых пришлось на 60-е, а как питались в ваших семьях? Если кто-то захочет что-то рассказать со слов своих родителей или знакомых о том времени - тоже хорошо. А если вы младше указанного возраста и захотите рассказать о каком-то другом времени - пожалуйста, расскажите. Только укажите, какие это были годы.

1. Ходили ли вы в детский сад? Как там кормили? Ели ли вы при этом дополнительно дома? (Мы с мамой ещё чай на ночь пили, например, а если мама считала, что "нет, ты уже проголодался", то мне и котлетку могли подогреть или сырник сделать).

2. Что ели в вашей семье в 60-е? Насколько был разнообразен ассортимент продуктов? Представлены ли были в рационе мясо, рыба, овощи, фрукты? Как часто ели сладости и какие?

3. Сколько раз в день у вас в семье садились за стол? Имеется в виду выходной или праздничный день, когда все дома.

4. А в будние дни, когда старшие были на работе, сколько раз вы все ели дома? Где питались родители? Приходили ли домой на обед?

5. Был ли у вашей семьи какой-нибудь приусадебный участок или огород на "даче"? Насколько важна была для питания вашей семьи продукция с этого участка, если он был?

6. Какое место в рационе вашей семьи составляли, так сказать, дары природы - пойманная свежая рыба, различная дичь, грибы, лесные ягоды, дикие травы?

7. Какие установки относительно еды существовали в вашей семье в 60-е годы? Что для вас потом было благом, а с чем пришлось бороться?

Только, отвечая на вопросы, укажите, пожалуйста, место (так как питание, скажем, в Архангельске и в Киеве могло существенно различаться по ряду параметров, а городской набор продуктов - от сельского) и социальное положение родителей. А то когда начинают яростно сцепляться по поводу того, как же выглядела продовольственная корзина в СССР, то и дело забывают указать временной отрезок, локус и социальное положение членов семей спорящих. А то вот наш Лёша Д-ский, сын академика, до сих пор свято уверен, что в СССР было необыкновенное разнообразие недорогих продовольственных товаров, которые было легко купить, их даже на дом приносили.

Tags: СССР, вопросы, история быта, крысис, мемуар
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 114 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →