Мария Горынцева (maria_gorynceva) wrote,
Мария Горынцева
maria_gorynceva

Categories:

Дневник 1926 года-7

Предыдущие записи см. по тегу "дневник-1926".

Все отточия в тексте - авторские. Первые строчки записи от 20 июня написаны по-русски, затем девушка переходит на украинский язык.

Рудницкий - должностное лицо, преподаватель, возможно, директор Агрополиттехникума (см. пост от 15 сентября 2014 г.).

И средь детей ничтожных мира... - Как жёлтый одуванчик у забора, как лопухи и лебеда. - Свирели звук унылый и простой. - Совы не то, чем кажутся.

20 червня 1926 р. (sic).

( Л.3) Вчера вечером я была на «лiтературнiй вечiрцi», где был украинский поет (sic): Владимир Николаевич Сюсюра (sic). Он представляет из себя мущину (sic) лет 30, а может быть, и меньше.

Менi вiн дуже подобавсь, а його вiршi ще краще. Вiн такий гарний, чорнявий, з темними очима, вузьким обличчям, i взагалi такий симпатичний. Ранiше менi здавалось, що всi поети, знаменитi художники та що люди не звичайнi, а якiсь особливi, й через те, коли вийшло де кiлька чоловiк презiдiя на сцену разом з Сюсюрою, я запитала: «А де ж Сюсюра?» Менi його показали, i я була наче трохи здивована, що вiн i сидить так, як i всi, i зiгнувся пiдняти записочку, коли хтось кинув на //(3 об.) сцену, i навiть посмiхнувся i стиснув руку Рудницькому, коли той сiдав пiсля промови. Вiн менi подобавсь i тим, що в нього не було ничого чужого, а ввесь (sic) вiн, здавалось, був свiй, близький, рiднiй…

Вiршi його теж менi дуже подобались, бо вони якiсь житьовi, та щей вiн сам читав ïх. Читав вiн не дуже хорошо, бо й голос у нього такий глухий, сумний. Коли на нього подивитись, то здається, що вiн слабий на сухоту, особливо коли вiн говорить, та й у одному вiршовi вiн каже, шо «i не сплю я вiд кашлю вночi»… Але коли вiн читав один вiрш, в якому звертався до вмерлого батька, тодi я не знаю, що зiмною сталося: я дивилася на нього i не могла одiрвати очей, а сумний голос доходив до самого серця.

Вiн казав, що люди не сподiвались би, що п'яницi Миколи Сюсюри буде син поет, а коли вiн звертався до батька i казав, що тепер за гонорари вiн купив би йому горькоï скiльки хочишь (sic), я не почувала, що сижу на лавцi, менi здавалось, що я зараз полечу, i я не стямилась, як на очах з'явились сльози.

Пiсля Сюсюри читав свого вiрша Грiмайло (неустановленное лицо – МГ), присвяченого Сюсюрi, але цей вiрш вже не зробив на мене такого вражiння, бо Грiмайло читав з натисками й притисками, вигукував голосно та говорив тихо де було потрiбно сього. У Грiмайла не було тоï «искренности», яка у Сюсюри наповняла всi вiршi, кожне слово!.. Здавалось, що це зараз дiється, про що розказував поет, що вiн переживає тi подiï, здавалось, що голос його виходить з самоï душi сумноï та наболiлоï!.. А може, це менi лише так здається? Може, вiн упивається своïм трiумфом, тим бiльш, що його всi люблять за його вiршi, всi готовi поклонятись йому (особливо нашi дiвчата з II-го классу с.-ш.).

Перевод:
20 июня 1926 г.

( Л.3) Вчера вечером я была на «литературном вечере», где был украинский поэт (sic): Владимир Николаевич Сюсюра (sic). Он представляет из себя мущину (sic) лет 30, а может быть, и меньше.

Мне он очень понравился, а его стихи и того больше. Он такой красивый, чернявый, с тёмными глазами, узким лицом, и вообще такой симпатичный. Раньше мне казалось, что все поэти, знаменитые художники – люди не обычные, а какие-то особенные, и потому, когда вышли несколько человек президиума на сцену вместе с Сюсюрой, я спросила: «А где же Сюсюра?» Мне его показали, и я была как бы слегка удивлена, что он и сидит так же, как и все, и нагнулся поднять записочку, когда кто-то кинул [её] на //(3 об.) сцену, и даже улыбнулся и пожал руку Рудницькому, когда тот садился после вступительного слова. Он мне понравился и тем, что в нём не было ничего чуждого, а весь он, казалось, был свой, близкий, родной…

Стихи его мне тоже очень понравились, потому что они какие-то жизненные, да ещё он сам читал их. Читал он не очень хорошо, так как и голос у него такой глухой, печальный. Если на него посмотреть, то кажется, что он склонен к чахотке, особенно когда он разговаривает, и в одном стихотворении он говорит, что «и не сплю я от кашля ночью»… Но когда он читал одно стихотворение, в котором обращался к умершему отцу, тогда не знаю, что со мной случилось: я смотрела на него и не могла оторваться, а печальный голос доходил до самого сердца.

Он сказал, что люди и не подумали бы, что у пьяницы Миколы Сюсюры сын будет поэтом, а когда он обратился к отцу и сказал, что теперь за гонорары он купил бы ему сколько угодно горькой, я перестала чувствовать, что сижу на лавке, мне казалось, что я сейчас полечу, и я не осознала, как на глазах выступили слёзы.

После Сюсюры Гримайло читал своё стихотворение, посвящённое Сюсюре, но этот стих уже не произвёл на меня такого впечатления, потому что Гримайло читал с нажимами и ударениями, выкрикивал громко и говорил тихо там, где было нужно. У Гримайла не было той «искренности», которая у Сюсюры наполняла все стихи, каждое слово!.. Казалось, что это происходит сейчас – то, про что рассказывал поэт, что он переживает те события, казалось, что голос его выходит из самой души, скорбной и наболевшей!.. А может, это мне только так кажется? Может, он упивается своим триумфом, тем более что его все любят за его стихи, все готовы поклоняться ему (особенно наши девчата из II класса средней школы [?]).

Отворите мне темницу! - Рождённый ползать...
23 червня 1926 року.

О, як би крила менi!
Так би хотiлось полинуть,
Лiтати там в вишинi
I не вертатись в долину.

Дiйсно. Чогось менi так сумно, так нихочу бачити людей, такi вони всi прикрi стали менi. Так би хотiлось десь дiтись, щоб нiкого не бачити.

Дiйсно я сього вечора в силу де яких обставин совершала польот, наслiдком чого залишилась нога страшенно забита та опухша. Я не на кого не сердюсь: сама виновата. Не лiзь куди не треба! А тепер шкандибай. Так i треба! ……..

Перевод:
23 июня 1926 года.

О, кабы мне крылья!
Так бы хотелось полететь,
Летать там в вышине
И не возвращаться в долину.

Действительно. Что-то мне так тоскливо, так не хочу видеть людей, так они все стали для меня утомительны. Так и хотелось бы куда-то деться, чтоб никого не видеть.

Действительно, я сегодня вечером в силу кое-каких обстоятельств совершала полёт, следствием чего явилась нога, страшно разбитая и опухшая. Я ни на кого не сержусь: сама виновата. Не лезь куда не надо! А теперь ковыляй. Так и надо!......


Комментарий:

1. В первой записи речь идёт о выступлении поэта, в дальнейшем ставшего классиком украинской советской поэзии - Владимира Николаевича Сосюры. Однако в дневнике его фамилия последовательно передаётся как "Сюсюра". Я подумала, что, возможно, Олена не расслышала или ошиблась в правильном написании, но на всякий случай решила уточнить. Вот что пишет сам Владимир Сосюра в автобиографических записках "Третья рота":

Отец мой по происхождению (мужская линия) француз, - правильно его фамилия "Соссюр", даже с приставкой "де". Пономаренко Пантелеймон Кондратьевич, читавший начало этого романа, сказал мне, что никакой я не француз и что правильно моя фамилия не "Соссюр", а "Сюсюра" (и откуда он это взял, ведь действительно в документах нашего бывшего волостного правления я записан на фамилию "Сюсюра"), что у него был друг его батрацкой юности, казак с кубанской станции Брюховецкая Сюсюра и что на этой станции почти половина Сюсюр.
Но мой дед подписывался - "Соссюр" и говорил, что нашу фамилию украинизировали писари. Возможно, так оно и было. Очевидно, мой предок - почему-то мне кажется, что он с юга Франции, из Прованса, - попал в Запорожскую Сечь, где писари и записали его "Сюсюрой".


2. Стихотворения, в котором поэт обращается к покойному отцу с сетованием, что нельзя купить ему достаточное количество водки, я не нашла ни в сборниках на украинском языке, ни в переводах. Думаю, в более позднее советское время такого не печатали - чтобы не пропагандировать пьянство. Если кто-нибудь знает, о каком стихотворении идёт речь, поделитесь с нами, пожалуйста.

3. "Мущина лет 30" - Владимир Сосюра родился 25 декабря 1897 (6 января 1898 по новому стилю), стало быть, в июне 1926 г. ему было 28 лет. Немудрено, что он понравился юной деве - младой поэт был хорош собой:



4. "Кажется, что он склонен к чахотке" - в автобиографических записках "Третья рота" говорится о каком-то сердечном заболевании у юного Володи. Кроме того, он ещё страдал периодическими сильными головокружениями, связывая их с травмой головы в раннем детстве (двухлетнего мальчика чуть не заклевали гуси, долбя упавшего ребёнка клювами в голову).

5. Владимир Сосюра в своей автобиографической книге "Третья рота" подчёркивает, что 1926 год был наполнен для него важными событиями, которые он описал так:

В 1926 году мы, украинские писатели, после дружеского визита к синеокой сестре Украины Белоруссии, где я близко, по-родственному узнал чудесных и светлых Михася Чарота, Дубовку, Александровича, не говоря уж про таких великанов, как Якуб Колас и Янка Купала, с таким же визитом отправились к белокурой сестре Украины, могучей сестре всех советских народов, в Россию, в Москву.

И вот Москва… Не такая, как теперь, словно летящая в грохоте и звоне, в гигантском разбеге к счастью, а скорее большое село, но такая же родная, как и сейчас.
Нас принимал товарищ Сталин в здании ЦК ВКП(б). Но перед тем как он вошёл, с нами разговаривал на очень искалеченном украинском языке Каганович, и это меня сильно раздражало.

И вот вошёл товарищ Сталин. <…>
-- Я получаю письма от всего Советского Союза, в которых мне пишут следующее: "Зачем развивать национальные культуры? Не лучше ли делать на общепринятом языке (подразумевается под этим русский)", - говорит т. Сталин. - Всё это глупости. Только при полном и всемерном развитии национальных культур мы придём к культуре интернациональной. Иного пути нет и не может быть.

Эти слова нашего вождя, как золотой маяк, светили мне в тёмные ночи моих колебаний в вопросах языка, в моей бесконечной муке и тревоге за душу моего народа, за украинский язык, и эти колебания до сих пор потрясают меня, и я не сплю ночами и всё думаю, думаю…

О визите украинской писательской делегации в Белоруссию я не нашла никакой информации, а вот что касается встречи украинских писателей со Сталиным, то речь, судя по всему, идёт вот о чём: "12 февраля 1929 года состоялась встреча Генерального секретаря ЦК ВКП(б) с группой украинских писателей [24], прибывших на Неделю (9—16 февраля) украинской литературы в Москве и настаивавших на неотложном свидании. В состав группы входили начальник Главискусства Украины А. Петренко-Левченко, заведующий Агитпропом ЦК КП(б)У А. Хвыля, руководитель Всеукраинского союза пролетарских писателей, Союза писателей Украины И. Кулик, писатели А. Десняк (Руденко), И. Микитенко и другие. Собеседники говорили большей частью о литературе в ее социалистическом понимании — в связи с изменением внутриполитической обстановки. Борьба с “правым уклоном”, недавняя смена руководства Компартии Украины заставляли гостей пристрастно расспрашивать хозяев".

Эта встреча (в феврале 1929 года) состоялась именно по инициативе Л. Кагановича -- видимо, поэтому он и разговаривал с украинскими писателями перед приходом Сталина, как о том пишет В. Сосюра. И именно тогда Сталин завёл речь о языковой политике на Украине. Скорее всего, при записи мемуаров писатель сконтаминировал две разные даты либо просто ошибся в датировке событий.

Интересно, что Сосюра, проживший детство и юность в Донбассе (упоминаемые им города "родного Донбасса" сейчас у нас печально на слуху: Луганск, Лисичанск, Донецк...), начинал как русскоязычный поэт, да и вообще в семье родителей разговаривали по-русски. Однако позже он решительно перешёл на украинский язык и сделался категорическим противником двуязычия на Украине (цитата с указанной выше страницы "Третьей роты"):
Но русское самодержавие, взяв себе в помощь страшного сообщника - православие, довело наш народ до того (почти за 300 лет), что он забыл своё имя (нам даже в церквях запрещали молиться на своём языке, не говоря уж про школы), и когда спрашивали украинцев, кто они, то у всех был один страшный ответ: "Мы - православные".

И вот теперь великодержавные шовинисты всех мастей берут себе в союзники русский язык, чтобы ассимилировать наш народ в русской культуре.

Неужели это нужно великому, святому и благородному русскому народу ("Повинную голову и меч не сечёт", "Лежачего не бьют")?

Нет! Русский народ не акула, а наш великий брат…

Вот истинные сыны России, а их семьдесят, если не больше, миллионов, и все они так думают, и все они любят Украину святой братской любовью, и вера в это рассеивает ночь в моей душе, и в ней встаёт залитый слезами рассвета день, потому что есть у нас великий союзник, и он не отдаст на поругание наш украинский язык всяким воробьевым и белодедам*. Я твёрдо верю в это, как верю в бессмертие моего народа, которому молюсь, как когда-то молился богу.

*(Примечание к этому пассажу: В. Н. Сосюра здесь, очевидно, имеет в виду работу академика АН СССР языковеда И. К. Белодеда "Русский язык - язык межнационального общения СССР").

В этом же году будто бы началась травля поэта со стороны некоторых коллег по цеху - именно за "уклонизм", что в последствии послужило одной из причин тяжёлого нервного срыва, однако если визит в Москву и затем в Ленинград относится к 1929 году, то и травля началась три года спустя. Во всяком случае, публикация отрывков из поэмы "Мазепа", о которой упоминает Сосюра и которая, по его словам, и вызвала травлю, относится к 1930 году, а сборник "Сердце" ("Серце"), которым поэт ответил гонителям, вышел в свет в 1931 году.

6. Что же касается Олены, приобщение к живой поэзии не прошло для неё бесследно и даже вылилось в собственный поэтический опус. Правда, возвышенное настроение было перебито падением по непонятной причине. Возможно, это было очередное столкновение с родителями (искусство, затрагивающее душу, так возвышает и уносит в дали, а они остаются прежними, прозаическими и приземлёнными). А может быть, за этим "полётом" стоит нечто романтическое и/или опасное, поскольку внутрисемейные стычки милая барышня имела обыкновение описывать в подробностях.



This entry was originally posted at http://maria-gorynceva.dreamwidth.org/67079.html. Please comment there using OpenID.
Tags: Украина, дневник-1926, женщина, история быта, мемуар, молодёжь
Subscribe

  • Касьянова Крыса

    Вчера до меня дошло, что Крыса как китайское животное - покровитель года всегда ходит на пару с Касьяном, который всех прикосил. Касьян не всегда с…

  • (no subject)

    Первые письма по акции ушли, номера всем присвоены, набор окончен. Номерам 16 и 17 опять забыла написать, чтобы сообщили дату рождения. Надеюсь,…

  • По акции и вообще

    Так, начала уже делать расклады, а завтра присвою номера тем, кому ещё не присвоила (видела, что есть граждане) и отправлю первые письма. Прошу…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 28 comments

  • Касьянова Крыса

    Вчера до меня дошло, что Крыса как китайское животное - покровитель года всегда ходит на пару с Касьяном, который всех прикосил. Касьян не всегда с…

  • (no subject)

    Первые письма по акции ушли, номера всем присвоены, набор окончен. Номерам 16 и 17 опять забыла написать, чтобы сообщили дату рождения. Надеюсь,…

  • По акции и вообще

    Так, начала уже делать расклады, а завтра присвою номера тем, кому ещё не присвоила (видела, что есть граждане) и отправлю первые письма. Прошу…