Мария Горынцева (maria_gorynceva) wrote,
Мария Горынцева
maria_gorynceva

Categories:

- Уф, Василий Иванович! Пронесло!..

... - И меня, Петька, тоже! (Из старинного анекдота)


В общем, вскрытие показало, что в моём животе сидел Чужой и с аппетитом кушал меня изнутри. Двенадцать лет был тих и стабилен, а тут за пару месяцев страшно оживился, растолстел, пошёл в рост. Только что лапками по клаве не стучал - исключительно ввиду отсутствия во мне клавы. И невоспитанный такой - где кушал, там и какал, отравляя мой организм своими некрозами противного мясно-зелёного цвета. Врач сказала, что ещё немного - и ожидал меня перитонит и, возможно, славная смерть от общего сепсиса. Но мы успели вперёд и выкинули Пришельца вон. К счастью, оказался он без клешней, так что наши трусливые форумские доброжелатели пусть утираются - не дождутся. При здоровом образе жизни, к коему я склонна, я проживу теперь долго-долго. И, возможно, худшую часть моей болезни унёс собой в землю мой серенький, плюшевый малыш, мой бедный котейка.

Нашу местную больничку зря ругали. Меня оперировала замечательный врач-хирург, Светлана Ураловна Никитина. Операционные сёстры были очаровательны - мы так мило побеседовали, пока наркоз меня не вырубил! Помечтали, как я надену чёрный сарафан и новую чёрную шляпу и пойду гулять.

Всё было не страшно, пока на каталке не привезли в операционную.
- Я боюсь! - сказала я. За окном было жаркое, весёлое, солнечное утро.
- Вы были б психически ненормальным человеком, если б не боялись, - радостно сообщила одна из сестёр.

Ладно, утешила.
Переползла на узкий стол, стали привязывать мои ножки в бахилках, фиксировать ручки, ставить венозный катетер. Под крестцом ощущалась приятная прохлада металлической пластины.

- А это зачем?

Мне ответили что-то невнятное. Но я, как великий знаток сериала "Скорая помощь", вспомнила:

- Давление падает... Асистолия... Разряд на двести!!! Всем отойти! Есть разряд!!!

Видимо, то был электрод на тот самый случай, а сёстры не хотели меня пугать (хотя чего тут страшного? Но, наверное, бывают слишком нервозные больные). Успела спросить, будут ли меня интубировать (я знаю много умных слов из "Скорой помощи" - например, тромбоэмболия или выпот перикарда). Да, конечно - если операция длится дольше скольки-то минут, пациент не дышит сам, его подключают к аппарату. Интубировали, кстати, замечательно - голосовые связки и горло не болели потом совсем, если б не некоторый дискомфорт в челюстях при открывании рта, и не поняла бы, что подверглась этой процедуре.

В отделении медсёстры только что не пляшут с бубном вокруг больных. В палате интенсивной терапии, куда привозят после операции, не было противного ощущения, что тебя тут бросили и забыли. И обезболят, и влажным тампончиком по губам пройдутся, пока пить нельзя, и доброе слово скажут.

После меня на койку напротив привезли совсем молодую девочку, пепельную блондинку, которая фарфоровой чистотой лица и нежным очерком профиля напоминала то ли пушкинскую Спящую Царевну, то ли опоенную отцом Лоренцо Джульетту с иллюстрации Шмаринова. Кто-то во мне страшно удивлялся, что я способна видеть что-то, помимо собственного полуобморочного состояния и собственной боли. В очередной момент выплывания из беспамятства осознала, почему по-древнерусски понятие "живот" как жизнь было перенесено на область человеческого тела. Даже не потому, что живот мягкий и оттого очень уязвимый. Просто древние, которые намного чаще страдали от ран и увечий, на собственном опыте познали, что живот - центр тела, в котором отзывается очень много даже самых мелких движений. Полная немыслимость чихнуть, кашлянуть, засмеяться, заплакать, сблевнуть - это понятно. Об этом даже подумать страшно. Но вот осторожненько двинула коленом, чтобы придать более удобное положение затёкшей ноге или сделала совсем лёгкое движение плечом, чтобы не так болела спина - и вдруг оказывается, что вся боль тела острыми стрелами направляется в одну точку, в то место в животе, откуда выбросили Чужого, там как будто вспыхивает огромная звезда, которая закручивает безумной судорогой твой живот, охватывая шквалом боли. В третий раз всплыла с цветаевским "нас всех этим выстрелом в живот ранили", вспомнила, что врачи считают раны в живот особо болезненными и подумала: бедный Пушкин! Как же больно ему было умирать! Теперь я знаю...

Но тут мне дали наконец попить, и стало хорошо. Мне даже принесли телефон, и я превратилась в почти полноценного члена больничного сообщества.

Я не знала, что не только можно, но и нужно поворачиваться с боку на бок, мои соседки так и пролежали всю ночь на спине, а у меня от такого лежания начинают болеть лёгкие и позвоночник нервною болью. И я принялась вертеться. Просто поворачиваться с боку на бок было невозможно, потому что в обычном состоянии мы при этом, оказывается, двигаем тазом, а мне об этом даже подумать было страшно. Но чукча хитрый, полуобморочный чукча вспомнил навыки, полученные на тренировках, и, держась руками за спинку кровати, начал поворачиваться методом "звёздочки" (долго объяснять, как это - основной принцип позволяет перевернуться, двигая только выпрямленной ногой и практически не помогая себе тазом). Позже я вставала с кровати, используя руки в качестве рычага, что позволяло не садиться предварительно и, стало быть, совсем не напрягать живот. Деду, наверное, и в страшном сне не могло присниться, где и как могут применить его учение и навыки, полученные на его основе.

...Врач мне сказала, что я даже под наркозом была исключительно любезна и вежлива. Это ж надо, как въелось! А я-то думала, я буду обсценно ругаться на всех доступных языках! (Правда, сёстры утверждают, что буйствовала и отбивалась, когда сгружали обратно на каталку, а с каталки на кровать.) А вот одной моей знакомой, женщине милой и кроткой, её врач-анестезиолог после операции рассказывала:

- Уж в какие изощрённые эротические маршруты меня только не посылали! Но вот в Ельцовку...

Оказывается, милая женщина под наркозом пригрозила, что если с ней что-то будет не так, она добьётся перевода анестезиолога и всей бригады в Нижнюю Ельцовку, где у нас пункт льготной стерилизации животных - "кошек стерилизовать!"

На этой весёлой ноте завершаю отчёт. Я дома, пока, конечно, в основном валяюсь на диване и смотрю "Метод Лавровой". "Скорую помощь", видимо, смогу смотреть ещё не скоро. Ибо свежо предание, а хочется поскорей вернуться к здоровой жизни и неприятное оставить позади.


Спасибо всем, кто говорил слова поддержки и молился! Вашими молитвами жива и довольно здорова. Как там у Гайдара - "крепок дуб, ещё пошумит"? Ну, не дуб - это мужское дерево, а, скажем, липа. Они тоже долго живут. И шумят, и цветут. Сейчас вот как раз у нас цветут вовсю.

Tags: дыбр, здоровье, моя жизнь
Subscribe

  • Которые су-утки пылает Кана-а-ада!

    И чёрт бы с ней, гори она синим огнём, так некоторые думают, верно? А она горит не синим, а зелёным. И немножко подсвечивает розовым, жёлтым,…

  • Великий Касьян из мира музыки

    А я тут с удивлением узнала, что к Касьянам принадлежит... Сам великий Россини! Никогда не задумывалась о дате его рождения, а тут полезла в…

  • И тогда весёлых птичек захотели запретить...

    Эту абсурдную статью я нашла, собирая материал для предыдущего поста. Но поскольку там и так много информации, я решила вынести её в отдельный пост.…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 122 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

  • Которые су-утки пылает Кана-а-ада!

    И чёрт бы с ней, гори она синим огнём, так некоторые думают, верно? А она горит не синим, а зелёным. И немножко подсвечивает розовым, жёлтым,…

  • Великий Касьян из мира музыки

    А я тут с удивлением узнала, что к Касьянам принадлежит... Сам великий Россини! Никогда не задумывалась о дате его рождения, а тут полезла в…

  • И тогда весёлых птичек захотели запретить...

    Эту абсурдную статью я нашла, собирая материал для предыдущего поста. Но поскольку там и так много информации, я решила вынести её в отдельный пост.…