Мария Горынцева (maria_gorynceva) wrote,
Мария Горынцева
maria_gorynceva

Categories:
В понедельник пришлось усыпить Барсика, моего серого котика.
Год назад, как раз в такие же майские дни, он заболел. Поставили диагноз - вирусная инфекция. Прокололи антибиотиками, прокапали раствор Рингера, сказали "кот активный". И вправду - ожил кот. Но похоже, не в вирусах было дело. В то время у меня жило пять котоморд, но кроме Барсика не заболел никто. Возможно, у него тогда уже начала развиваться тяжёлая болезнь. Но целый год Барсюша был весёлый, лоснящийся, игривый, хорошо ел и исправно ходил в туалет. Не кот - мечта!

Но вот три недели назад он вдруг начал ныкаться, выходил поесть, но ел мало, а через два дня и вовсе перестал. Лена посадила его на капельницы, а после выходных свозила я его на УЗИ и сдали анализ крови. УЗИ показало, что "почки изменены, границы деформированы". Это было странно, потому что кот без проблем оправлялся, и не было видно, что ему больно или даже просто некомфортно. Всё случилось как-то вдруг. Ветеринар в лечебнице сказала, что скорее всего, он уже не жилец.

А дальше начался тихий кошмар. Бедный Барсик "перестал понимать", как говорят в народе. Он слабел с каждым днём, несмотря на капельницы и насильственное кормление, но когда мог встать, начинал ходить привычными путями, придерживаясь стенок, налетая на препятствия, запутываясь в проводах, роняя предметы. Похоже, он плохо видел. Какая-то память о привычной жизни осталась в нём: когда я приходила, он, если был на ногах, выходил в прихожую встречать, но тут же начинал новый круг по дому. Когда он слышал, что открывают банку с кормом, он шёл на кухню, но есть не мог, а шёл каким-то ему одному ведомым путём, наступая лапами в миску с сушкой. Пока ему не стало совсем плохо, он подходил к жирной Плюше, против которой дружили они с Катей, и, стоя перед ней, угрожающе махал хвостом. Он любил приходить в ванную, когда там хозяйка, и демонстрировать свою лояльность и аккуратность, садясь в горшок. И здесь он приходил - но пускал лужу на пол. Лужи были повсюду. Почки, по словам Лены, вообще не образовывали мочу, но то, что мы ему впрыскивали капельницей, он выводил. Потом он начал падать от слабости. Как-то утром нашла его под стулом у батареи, на том месте, где три года назад умерла Лиза. Пару дней спустя он упал и лежал на холодном полу. Тело и лапки ему сводило судорогой. Подобрала, поставила очередную капельницу, покормила, уложила на лежанку, укрыла сверху тёплой попонкой. Бедняжка мог ненадолго засыпать только после капельниц и под тёплым одеялом. Сам он уже не мог согреться. Сначала у него текло из глаз, потом глаза стали лучше, но потекло из носа.

Какая именно болезнь у него была, мы так и не узнали. Он был удивительно деликатный и добрый котик. Он никогда не создавал проблем. По нему никогда не было видно, что с ним что-то не так. Поэтому я и упустила начало развития болезни. Может быть, у него была опухоль в мозгу, давшая метастазы в почки (томографию уже сделать было невозможно, он бы не выдержал наркоза). Может быть, это было заболевание с хитрым названием, которое выражается в перерождении белка в организме. Но Лена тоже сказала, что, какова бы ни была причина болезни, он уже не поправится. Можно только сколько-то времени ещё держать его на капельницах и насильственном кормлении.

Барсук превратился в скелетик, обтянутый серой шкуркой. Он тяжело, с хрипом дышал. Он уже никого не узнавал. После десяти дней капельниц и уколов я решила прекратить его мучения.

...Наркоз свалил его мгновенно - он был слишком слаб, чтобы бродить, как это обычно делают кошки. А получив смертельный укол в сердце, он вдруг как будто обрадовался, задышал и куда-то радостно побежал в своём последнем сне, лёжа на боку. Наверное, он мчался по радужному мосту в своё кошачье царство, где летают жирные воробьи, а по берегам молочных рек шныряют неторопливые мыши, где всегда тепло и солнечно и можно всласть жевать молодую зелёную травку. Плюша, взгромоздясь на ноут на столе и сложив лапки кренделем, с невозмутимостью богдыхана смотрела, как навсегда убегает Барсик. Шестимесячная подобрашка Чуча, сама в жилетке после операции, пыталась играть с умирающим котом. Катя спокойно лежала на кресле. Может быть, они видели и понимали что-то, людям недоступное.

Похоронили Барсика под липкой, недалеко от Лизы, которую он пережил на три года и почти месяц. До своего пятилетия он не дожил четырёх месяцев. Не верится как-то, что он не придёт больше утром здороваться, не залезет зимой греться ко мне под одеяло, не будет тихо-тихо мурлыкать, не прибежит утешать, если я заплачу. Остались одни кошачьи девочки. На лежанке, где лежал больной Барсик, никто не спит. Но полку для шляп в прихожей, где было любимое место Барсучка, доставшееся ему в наследство от Лизы, тут же оккупировала жирная Плюша.

Если сама останусь жива, раздам подобрашек и, наверное, возьму нового кота. Такого же серенького. И тоже из бывших уличных. Правда, это будет уже совсем другой Барсук. Удивительно: ведь это всего лишь животные, но до чего же у них разные, иногда необыкновенно отчётливо выраженные характеры!

Барсик был очень интеллигентный кот. Мне будет его не хватать.



Tags: кошки
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 29 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →