Мария Горынцева (maria_gorynceva) wrote,
Мария Горынцева
maria_gorynceva

Categories:

Злоба дневи сего. Наш пикет.

Даша Макарова, возглавившая НОО "Здравоохранение - детям", сегодня встречалась с и.о. министра здравоохранения НСО Ольгой Васильевной Кравченко и с депутатом Законодательного собрания Новосибирской области Николаем Петровичем Похиленко. Чем кончился разговор с Похиленко, пока не знаю - он был назначен на 6 часов вечера; а вот встречей с Кравченко Даша и сопровождавшая её Татьяна, член инициативной группы, остались довольны. По их словам, Ольга Васильевна проявила понимание ситуации, добрую волю и деловой подход. Хочется надеяться, что сотрудничество будет плодотворным.

Что постепенно произошло с нашим здравоохранением и к чему оно пришло к концу 2010 г., можно прочесть у доктора Самошкина. "Вывод таков: современный тренд здравоохранения это начало противоборства двух социальных сил: государство против медицины и общество - за медицину", - заключает Алексей Анатольевич свой пост.

Именно в русле отмеченного тренда, памятуя о том, что расслабляться нельзя и надо всеми доступными законными способами заставлять власти выполнять обещания, мы решили провести одиночный пикет в поддержку требований, выдвинутых во время митинга 4 декабря. Кто этим "мы"? Ну, форумская Интернет-общественность, которая постепенно стала просто общественностью Академгородка. Я взялась организовать наших женщин-доброволиц. Списались, созвонились, распределили время. Планировали так: с 13 час. и примерно до 16, когда уже начинает заметно смеркаться, будем стоять, сменяя друг друга, по полчаса у здания Президиума СО РАН на углу проспектов Морского и Лаврентьева, а потом я постою ещё на Инженерной, где в Технопарке Даше была назначена встреча с Похиленко.

Напоминаю: согласно Федеральному закону Российской Федерации от 19 июня 2004 г. N 54-ФЗ О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях, ст. 5, п.4 (2), организаторы публичных мероприятий обязаны 2) не позднее чем за три дня до дня проведения публичного мероприятия (за исключением собрания и пикетирования, проводимого одним участником) информировать орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации или орган местного самоуправления в письменной форме о принятии (непринятии) его предложения об изменении места и (или) времени проведения публичного мероприятия, указанных в уведомлении о проведении публичного мероприятия; . Иными словами, такая форма выражения своего гражданского мнения как одиночный пикет не требует заявок и предварительных согласований. "Одиночный" пикет могут проводить и несколько человек, если они стоят на определённом расстоянии друг от друга, и каждый принимает решение об участии самостоятельно. Участники такого пикета могут подходить друг к другу, но при этом плакат в руках хотя бы одного из них должен быть свёрнут (сложен), т.е. в этот момент такой участник как бы "вне игры".

Вот потому-то мы и выбрали такую форму публичной акции. Одна моя знакомая с утра сгоняла и напечатала плакаты. Мы их потом подклеивали скотчем (на А2 листов в ТЦ не было, соединяли А3), разложив на капоте её машины. Содержание плакатов: "Академикам нет дела до здоровья детей!"; "Не можете содержать ЦКБ - отдайте мэрии"; "Дети без экстренной помощи - позор Академу"; "Кто в ответе за развал ЦКБ" и "Руководство СО РАН - собака на сене" (напоминаю, что у СО РАН нет достаточных средств, чтобы содержать ведомственную больницу с детским отделением, но передавать её под муниципальное управление наши вожди тоже не хотят).

Подошёл Сергей *** с камерой: он отстоял всё наше действо с часу дня и до того момента, когда оно было прервано, почти четыре часа. (К слову: вот здесь один наш человек рассказывает, как правильно экипироваться на подобные мероприятия, так что если кто ещё не знает - милости просим. Сергей потому и не замёрз, что был одет почти целиком по этой инструкции.)

Сначала стояли мы с Ириной, которая тоже захотела поучаствовать (с 13 час. до 13.30). Мы стояли довольно далеко друг от друга и не переговаривались. Подходили люди, задавали вопросы. Подошли какие-то две тётки "аппаратного" вида, посмотрел на мой плакат с призывом отдать ЦКБ мэрии и едва не плюнули в него.

- Они думают, от этого станет хорошо! Они не знают ещё, что получат! Ну ничего, вот нахлебаются! - зло и как-то торжествующе произнесла одна.

Убеждать таких, что нам, в сущности, безразлично, кому принадлежит больница - лишь бы в ней лечили нас и, главное, наших детей, бессмысленно.

Проходили мимо три старушки. Одна из них сказала:

- Так ведь больницу уже передали мэрии!

- Где же передали - только собираются!

- По первой программе сказали - значит передали!

О sancta simplicitas! Поневоле начинаю разделять мнение старообрядцев о телевизоре как об антихристовой иконе...

Какой-то дядечка, летами ненамного старше меня, вкрадчиво расспрашивал, согласовали ли мы мероприятие. Нет, не согласовали - его не надо согласовывать.

- Нет, вы не подумайте - я просто вам напоминаю, чтоб у вас неприятностей с милицией не было! - сказал он и исчез.

Пришла Надя. Мы постояли и с ней. Я уже подмерзала и зашла в вестибюль погреться. Вылетел перепуганный охранник и велел мне убирать плакаты.

- Я их тут положу и зайду погреться. Я замёрзла, - ответила я твёрдо.

Охранник не стал меня гнать но принялся удивляться:

- А здесь-то вы чего стоите? Надо было к мэрии идти или вот хоть к Управлению делами...

Причём тут мэрия, когда наша больница находится в ведении СО РАН, и заниматься её проблемами - входит в компетенцию Президиума?

После Надежды пришла Наталия, и к ней присоединилась Марина. Я ушла на некоторое время - мне надо было присутствовать в редакции. Наташа, видимо, первая заметила стражей порядка: Я пока стояла, "спиной" чувствовала, что только и ждут, чтобы замести. Милицейский "бобик" несколько раз за 50 минут проехал мимо Президиума.

Я подошла опять где-то через полчаса. Подъехала Света с термосом, подошла Маша в красивой шали (мы поспорили, "Княжеский" это или нет). Познакомилась в реале с обеими. Они стали на расстоянии друг от друга. Я опять отошла, а когда вернулась примерно в половине четвёртого, уже была Оля, все трое стояли по разным точкам. Я предполагала, что около четырёх я выйду и заберу у них плакаты, раз уж они разошлись по рукам, а к 18 час. подъеду на Инженерную и постою там.

В 15.45 раздался звонок на мой мобильный. Света сообщила, что их забирает милиция, но "ребята добрые, согласились тебя подождать". Кинулась туда. В "бобике" уже сидели наши дамы с плакатами и весело улыбались. Рядом ходил знакомый прапорщик - славный дядька, он дважды приезжал к нам в подъезд усмирять наших алкашиков. Вид у него был кислый - на лице его явственно читалось, что совершенно ему поперёк души забирать трезвых, приличных тёток, которые стоят себе, никому не мешают, никаких призывов не выкрикивают, музыкой не шумят, под колёса не бросаются, при задержании ведут себя спокойно... Второй, тот что за рулём, был помрачней, но и он, как потом сказали девочки, обозначил их задержание, как "маразм". Сергея трогать не стали, хотя, вообще говоря, могли бы - но тут сотрудники милиции действовали без фанатизма, за что им отдельное спасибо.

Плакаты мне забирать не велели, ибо вещдок. В машину я уже не поместилась, мне пришлось ехать в дежурную часть на автобусе. Потребовала, чтобы и меня задержали как организатора - мне предложили посидеть в коридоре: "Вас пригласят". Телефоны у девочек не отобрали, мы перезванивались и обменивались сообщениями. Я позвонила Даше. Она приехала, а вслед за нею какое-то время спустя прибыла Мария М., адвокат.

Вся эпопея заняла три часа. Девы писали объяснительные, давали показания. СМ не знали, как вё это оформлять (не хулиганов привезли, не наркобарыг), поэтому то и дело бегали совещаться. Из показаний наших дам следовало, что их сбила с панталыку на местном Интернет-форуме некая Ольга, телефонного номера точно не помню, фамилии не знаю, а началось всё с идеи, которую кто-то запустил в один из тредов этого самого форума. Кто запустил? Да теперь бы вспомнить! Коллективный разум! ("Нет, я не могу такое писать! - взмолился участковый, к которому манифестанток отводили по одной для составления протокола. - Давайте как-нибудь по-другому скажем!") "Они там объяснительную от самой объявы в Интернете пишут", - сообщил мне кто-то на телефон.

Подъехала Таня, та, что ходила с Дашей к Кравченко. Вечер переставал быть томным. Когда к участковому последней повели Свету, я опять пошла к дежурному и потребовала, чтобы и меня отправили писать объяснительную. Он назвал мне номер кабинета, объяснил, как пройти. Пошла. В указанном кабинете участковый, дядька средних лет, обликом слегка похожий на Андрея Кивинова, составлял со Светиных слов протокол.

- Там есть такая Мария Горынцева, но на самом деле её зовут Ольга... Нет, Мария Горынцева - это не имя, это ник такой. Ну, прозвище в Интернете, - объясняла Света. Участковый при этом откровенно веселился. - А фамилии её я не знаю.

- Савельева моя фамилия, - сказала я, - засовываясь в дверь. Участковый почему-то развеселился окончательно. Однако протокол писал ещё минут двадцать. Когда они закончили, я заявила, что тоже хочу заявления и протокола. Участковый ласково улыбнулся:

- Я сегодня не дежурный, меня тут на работу выдернули просто вот так неожиданно. Давайте вы придёте завтра! Вы присутствовали при задержании? Нет?

- Да я типа организатор...

- Ну, раз не присутствовали, приходите лучше в суд! Будете свидетелем!

Так я и не удостоилась мученического венчика!

Что ж, в сд так в суд. Суд (у мирового судьи) состоится в 10 час. утра 17 декабря. "Шьют" им статья 20.2 КоАП. Нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования.

Замели наших дам в тот момент, когда они, уже замёрзшие, приблизились друг к другу, чтобы решить, прекращать им уже стояние или ещё постоять. Перекрикиваться было неудобно - рядом работал снегоуборочный трактор. Вот тут-то, как из-под земли, и выросли наши стражи порядка.

Впрочем, все отдают им должное - они были весьма корректны и сами, в общем недоумевали по поводу необходимости задержания пикетчиц. У милиционеров тоже ведь есть дети, историю Даши знают многие. В комнату, где сидели задержанные, заходили СМ, спрашивали, где можно подписать письма, адресованные на высокие и высочайшие имена.

Вот потому-то и я недоумеваю: а кто же стукнул-то на нас? Кому понадобилось отвлекать милицию от дел более насущных, чтобы задержать трёх женщин-матерей, причём двое из них - многодетные? Кому помешала наша мирная манифестация, проводившаяся сугубо в рамках закона?

Ай-ай-ай, господа из Президума!
Срам!
Срам, срам, срам!


Не помогут такие методы! А мы всё равно будем напоминать о себе, чтобы чиновники не ограничились одними обещаниями. И всё - повторю ещё раз - у нас будет в формах мирных и законных.

К слову: как мне пойти и объявить себя свидетелем, чтобы меня на суде официально выслушали?



Tags: Академгородок, Академорг, дети, закон, их нравы, общество, политика
Subscribe

  • (no subject)

    А вы хотите узнать степень своего воздействия на умы? Тогда вам сюда: https://www.livejournal.com/2020 Я вот волную чувства читателей. Писала в…

  • Опять резвится украинская (?) ботва

    Опять повторяется та же проблема, что была у меня в сентябре. Опять либо украинский спамер, либо какой-то ещё, использующий украинский прокси или…

  • Неуловимый Александр Сергеевич

    К этому посту. Всю неделю я, как и обещала, пыталась дозвониться до замдиректора по общим вопросам Ботсада СО РАН. Увы, Александр Сергеевич…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments

  • (no subject)

    А вы хотите узнать степень своего воздействия на умы? Тогда вам сюда: https://www.livejournal.com/2020 Я вот волную чувства читателей. Писала в…

  • Опять резвится украинская (?) ботва

    Опять повторяется та же проблема, что была у меня в сентябре. Опять либо украинский спамер, либо какой-то ещё, использующий украинский прокси или…

  • Неуловимый Александр Сергеевич

    К этому посту. Всю неделю я, как и обещала, пыталась дозвониться до замдиректора по общим вопросам Ботсада СО РАН. Увы, Александр Сергеевич…