Мария Горынцева (maria_gorynceva) wrote,
Мария Горынцева
maria_gorynceva

Categories:

В копилку сюжетцев

...Она когда-то рассказывала мне о нём: милый мальчик со смешной немецкой фамилией, однокурсник - не то чтобы совсем "ботаник", но и не брутальный герой. Он интересовался ею, но она предпочла брутального героя. Герой скверно обращался с нею, а когда она скоропалительно вышла замуж (нет, не за старательного немца - совсем за другого), немедленно запил. "**ов пьёт!" - передавали ей, и она картинно терзалась. Спасать, впрочем, не кинулась.

И она, и немецкий мальчик мечтали стать историками. Брутальный герой собирался идти по комсомольской части.

Сегодня я, читая очередную статью, натолкнулась на ту смешную немецкую фамилию. Милый мальчик всё-таки стал историком, занимается оружием народов Сибири, пишет статьи и считается авторитетом в своей области.

Что сталось с брутальным героем, не знаю.

А она...

Она спилась.

Она была девочкой из как будто интеллигентной семьи, однако родители жили так, что сравнение с кошкой и собакой может показаться злой сатирой на животный мир. Измены отца, его жизнь на две семьи, младшие дети, родившиеся от жены и от любовницы с интервалом в полгода, истерики матери, терпевшей, тем не менее, этот ад целых десять лет... Ей, старшей дочери, приходилось лавировать между самодуром-отцом и вздорной и неумной матерью. Младший братишка был основным козырем в споре родителей (в другой семье родилась дочь), и мать грозила отцу, что уедет и заберёт мальчика, а детям кричала, что уйдет насовсем и оставит их на попечении "отца и его любовницы". Когда после очередной сцены за нею захлопывалась входная дверь, старшей сестре приходилось отпаивать брата, который, захлёбываясь воплями, катался по полу в прихожей и рвал зубами половую тряпку...

Она сбежала от родителей учиться в другой город, но от себя не убежишь, и ни по каким другим лекалам, кроме семейных, она не сумела скроить свою семейную жизнь. Муж её, кроткий человек, должен был платить по счетам всей хорошей половины человечества - и за деспота-отца, и за брутального героя, и за неведомых молодцов, которые покушались её изнасиловать, и за безответственного мямлю из хорошей семьи, который подал ей бесплодные надежды, - за всех. Родился сын, рутина стягивалась на её шее тугой петлёй, об истории уже не вспоминалось... Муж, измученный постоянной руганью и побоями, сначала загулял, потом и вовсе ушёл - она, ценою предательства близкой подруги, быстро вышла замуж вновь, но на сей раз муж бил её. Родился второй сын, жизнь совсем не клеилась, она начала попивать, у старшего сына появились проблемы сначала в школе, потом с инспекцией по делам несовершеннолетних...

Второй муж в конце концов тоже ушёл. Младший сын рассказывал бабушке: "Мама вчера опять напилась, упала в коридоре и разбила себе лицо". Она умудрилась найти себе хорошую работу - но с такими художествами быстро её потеряла. Пила свирепо и по ночам, как утверждают соседи, страшно, по-звериному, выла у открытого окна. Старший сын начал красть, пить и пробовать дурь. Водил домой девок, прогоняя младшего брата с его диванчика, чтобы там предаться телесным радостям. Узнав об этом, малыша забрал к себе отец.

...Нет, сейчас она, к счастью, не валяется под забором, не продаётся на вокзале за бутылку пива, не живёт в бомжовой хатке в Пироговском лесу. Она продала свою квартиру, чтобы отселить старшего сына, и переехала к матери (мать прячет от неё даже аптечные спиртовые настойки). Как будто бы где-то работает. Упрекает мать, что та из своей грошовой пенсии не помогает старшему внуку.

Внук же - вполне сложившийся алкоголик и средней степени наркоман. В приличные дома его давно уже не пускают - он обокрал по мелочам уже всех, кого только смог.

Как причудливо тасуется колода!
Кровь?
Tags: дыбр, сюжетец
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 16 comments