April 15th, 2020

Ава по умолчанию

Кто были на старом дизайне ЖЖ

Дамы и господа, мне одной насильственно поменяли дизайн на новый? Никто не знает, как отыграть назад?

Апдейт: неужели запрос в саппорт сработал?! Я снова вижу любимый старый дизайн 2011 года!
Серьёзно

Первый и последний раз про вирус

В условиях глобального карантина писать про вирус не хочется - он, думаю, у всех в зубах навяз (фигурально, фигурально, реально не надо!) и надоел. Все, наверное, уже устали от страхов и тревог собственных и друг друга. Поэтому про вирус и болячки у меня тут больше ничего не будет, ну разве что к больничным воспоминаниям ещё обращусь, там было много весёлого, несмотря на то, что отделение крайне невесёлое.

Но не могу не поделиться тем, в каких формах людская психика защищает себя. Ну посмотрите, какая прелесть:

Collapse )

Берегите себя! Не перегружайте свою психику - её ресурсы нам вскоре пригодятся на благо и созидание. Всем здоровым - сберечь здоровье, всем заболевшим - неважно, чем именно, - выздороветь как можно скорей и без последствий.

Хе-хекс!

В потолке открылся люк...

...Ты не бойся: это глюк!

Собираясь в больницу, я почему-то в очередной раз посожалела, что у меня никогда в жизни не было зрительных галлюцинаций. Ну интересно же, как это выглядит! Наверное, потому о них подумала, что нейрохирург (а надо было пройти этого специалиста, чтобы убедиться, что в голове во время операции ничего не оторвётся и не лопнет некстати) спрашивал, разглядывая томограмму, не было ли у меня за последний год видений. Нет, не было - ни видений, ни слуховых обманок.

В больнице после операции нам всем ставили "укольчики-обезбольчики". Двое суток мне кололи так называемую "наркотику" (это делает специальная медсестра, у которой есть доступ к таким препаратам), а потом - обычные обезболивающие, не знаю, какие именно, не интересовалась. Днём зашитое брюхо беспокоило меня только при движении (ну или при кашле, этот чёртов аппарат ИВЛ, после него неделю ещё кашляешь!), а к ночи немного поднималась температура, поэтому мы с соседками, уже лёжа в постели, перед сном получали укольчик в стёгнышко, а позже я стала ходить в сестринскую сама, где меня кололи в musculum maximum.

Восемнадцатого меня прооперировали, в тот день в реанимации и девятнадцатого уже в палате мне ещё кололи наркотику, а с двадцатого начали ставить обычные "обезбольчики". Двадцатого же утром меня заставили встать и самостоятельно умыться. Когда я на своих ногах преодолела эти два с половиной метра до умывальника, сердце моё колотилось так, будто я стометровку пробежала. Весь день как-то нехорошо было. Зато двадцать первого я ожила и зачирикала. Уже самостоятельно могла посещать Место Раздумий (главное развлечение в этом богоспасаемом месте). Уже получилось обтереться губкой над раковиной. Аппетит проснулся отменный. Мой хирург был доволен моим состоянием.

А у меня наступила эйфория.

Collapse )