January 2nd, 2009

Я против!

Листая старые комменты

Когда-то давно написала стих - по воспоминаниям об одном прекрасном летнем дне, когда вроде бы ничего особенного не происходило, но где-то в сердце сдвигались огромные пласты, и приходило понимание вещей очень важных.

И вот мне приснилось,
Что сердце моё не болит…

Николай Гумилёв


И вот мне приснилось… А что мне сегодня приснилось?
Что сердце моё не болит? Так и верно, оно не болит.
Вон с берега ива к реке осторожно склонилась
И в тихие воды безмолвно и ясно глядит.

А если случится, что ветер сомнёт её крону,
Река на мгновенье замрёт между топких своих берегов,
Пьянея от терпкого духа и жаркого звона,
Плывущих, как облако, с пряных июльских лугов.

И небо, и реку, и трав медоносную силу,
И тяжесть земли, и скольженье стрижей в облаках –
Всё вровень с краями в себя моё сердце вместило,
И гибкая ива колышет его на ветвях.

И песню свою повторяет река непрестанно,
И грезится сердцу и ночи и дни напролёт:
Оно у истоков далёких лежит Иордана,
Печати хранит и с надеждою Господа ждёт.

1995 - 31 января 1998 г.

А река - она вот здесь бежит. Почти один в один, как я её вижу.
Убивать!

Праздничная веселуха

Ручки трясутся, сердце до сих пор в ушах прыгает, в животе холодно.

Начинается новогоднее веселье. Если не клиент - потенциальный маньяк, так соседка-алкоголичка.

В начале седьмого услыхала, как кто-то бухает в железную дверь. У нас внизу есть сосед - как напьётся, так в свою квартиру начинает ломиться, а жена от него запирается. Пожилые уже супруги, внуки большие у них. Ну, думаю, дядя Саша отпраздновал - теперь этот барабанный бой на полночи. Дело, однако, привычное.

Но через несколько минут в подъезде раздались голоса, и вдруг кто-то начал пинать дверь моей квартиры.

- Открывай, сука, - раздались вопли с лестничной площадки, - ты мне тут такое устроила, я тебя сейчас... Открывай!

Я узнала визгливый голос соседки с третьего этажа. Их квартира в своё время отказалась от трубки домофона, и, как я поняла из её криков, она то ли потеряла, то ли забыла ключ-таблетку и теперь вымещала зло на моей входной двери. Где-то недели три назад, когда я увидела, как она кокетливо качается на распахнутой двери подъезда, хихикая со своим хахалем, я пригрозила ей милицией и заявлением участковому. Хотя и нахамила в ответ, но пришипилась и быстро убежала к себе - милиции, видимо, ей не хотелось. Теперь вот в воспалённом мозгу, наверное, всплыло воспоминание.

Пришлось теперь угрозу выполнить и вызвать наряд, попросив по телефону, чтобы приготовились составлять протокол. Через пятнадцать минут они приехали, поднялись к этой даме - она не только им открыла, не только не стала отрицать, что ломилась ко мне, но решила, что лучший способ обороны - нападение, и завизжала, что тоже напишет на меня заявление. По её словам, она звонила ко мне в квартиру по домофону, а я послала её к чёрту. Не звонила она мне - да и вообще, их предупредили в своё время, что консьержем работать для них никто не будет - пусть бегают вниз и открывают друг другу и своим гостям. Бегать, однако, они не очень хотят, а мобильником воспользоваться то ли тяму не хватает, то ли экономят.

В общем, составили два протокола (со слов обеих сторон).

Потом, после отъезда милиции, эта особа бегала в магазин и на сей раз действительно позвонила мне. Когда я взяла трубку, скомандовала: "Открывай!". Я, разумеется, не стала. После чего она, как-то попав в подъезд, ещё два или три раза специально подбегала к моей двери и пинала её с ругательствами.

Жалкое она существо. Её сорок один год, а выглядит она рыхлой и помятой - намного хуже, чем я, в мои полста. Уровень её развития, по-моему, навсегда задержался на 12-13 годах: она страстно, по-подростковому, ищет признания и уважения, не понимая, что признавать в ней нечего, уважать - не за что. Совершенно по-детски она не слышит, как сильно оскорбления, произнесённые ею в чужой адрес, диссонируют с требованием относиться к ней по-человечески. С искренней детской наивностью считает, что пятнадцать квартир старожилов подъезда должны поступиться своими удобствами и безопасностью ради её, маргинальной мигрантки, комфорта. Непонятно, действительно ли это такая полная педагогическая запущенность, или уже лёгкая степень дебилизма, поскольку дама не понимает вещей элементарных. Или это последствия алкоголизма?

Интересно, как скоро она или её отец прибегут ко мне с просьбой забрать заявление? Живёт она, кажется, без местной регистрации (приехала к отцу с Северного Кавказа, когда там стали теснить русских - такую бы, вместе с сынком, лучше б совсем затеснили). НЕ ЗАБЕРУ. Таким людям, скатившимся до уровня насекомых, понятно только одно: НАКАЗАНИЕ. Причём неотвратимое. Визит участкового, как мне сказали, теперь неизбежен - протоколы будут переданы ему, а я ещё лично схожу к нему и поговорю.

А чтоб не вздумала пакостить, позвонила сегодня своему бывшему кредитору, которому я тут на "Блогуне" зарабатывала. ***** парень простой, может прийти и с характерными пацанскими визгливыми интонациями тётеньке объяснить, что с ней будет, если начнёт за***аться. Мне ведь, в сущности, нужно лишь, чтобы недостаток адреналина и эндорфинов в крови дамочка не пыталась пополнить за мой счёт.