Мария Горынцева (maria_gorynceva) wrote,
Мария Горынцева
maria_gorynceva

Categories:

Семейные сюжетцы от дурновкусного романиста

О младшем брате моего прадеда, дяде Луке, ходил слух, будто он и его жена Галина во время голода 32-33 гг. съели своих детей. То есть их двое детей сначала умерли, а потом они их якобы съели. Бог весть, действительно ли они повинны в таком грехе - никто лампу не держал. Те же, кто становился жертвой деревенских сплетен, бессмысленных и беспощадных, знают: от грязи, которой они измажут, вовек не отмыться. Как бы там ни было, пришлось им уехать из села подале от мнения народного, потому что от них отвернулись не только односельчане, но и вся "родИна", сельская и городская. Следы их затерялись, осталось только старинное свадебное фото.

К одной из сестёр прадеда (их было трое, и все младше, так как прадед был самым старшим), Пестине (Епистимии) сватался Андрий Груць, или Груця. Считалось, что у него в роду были греки - на основании его избыточной смуглости и столь популярной в украинском народе "чорнявости". Дядька Андрий был механиком и инженером от Бога, эдаким сельским Ползуновым без намёка на образование. Любые механизмы он чувствовал нутром, мог разобрать-собрать что угодно, починить любой агрегат и изобрести новый. Однако был он не то чтоб незаможний, но всё-таки считалось, что для основания семьи материальных активов должно быть больше. "Двiр широкий, хата бiла", воли чорненьки и сиви коники - весь крестьянский набор. И уехал механик-самоучка на заработки не куда-нибудь, а аж в Бразилию! (Мама была уверена, что в Румынию - ахха, знай наших!). Я не знаю, сколько он там был, но Пестина честно его ждала. Он сумел заработать денег (это означает, кстати, что необразованный селянин, как минимум, всё-таки выучил язык, хотя б на уровне самого необходимого общения) и поехал домой жениться.

Тётка Пестина не раз рассказывала маме эту историю - наверное, ей нравилось её вспоминать. К сожалению, на письме не передать то кокетливое лукавство, те широкие интонации, которые мама, по-видимому, неплохо воспроизводит, вспоминая рассказы своей двоюродной бабушки, коей тётка Пестина доводилась ей.

Груць вернулся домой жаркой летней ночью. Он, конечно, мог где-то заночевать, а не мандрувать по темноте пешком, но вы ж понимаете, как долго он пробыл вдали от своих, и в какой ещё дали! Нет, он не пошёл к своим. Первым делом он направился - совершенно верно, к хате своей наречённой. Подошед к тыну, он услышал голоса и затаился.

Дальше мне придётся извиниться за дурновкусного романиста, который впал в неумеренную весёлость и сочинил то ли украинский водевиль, то ли вообще новоаттическую комедию.

Летом у молодёжи было принято спать не в хате, а там, где попрохладней и откуда проще было ускользнуть из-под родительского надзора. Пестина устроилась на возу, а рядом нарезал круги, как голубь возле голубки, соперник!

- Пестино, чи ти пiйдеш за мене? - томно вопрошал он.

Наверное, таящийся жених тихо обмер: а ну как сейчас согласится!

- Нi, не пiйду, - весело отвечала Пестина. - Я Андрiя чекаю.
- Та де ж вiн там, твiй Андрiй! Он вже там одружився!

Дева была тверда
- Та нi, я Андрiя буду чекати!
- Та вiн вже не вернеться! - кипятился ухажёр. - Пестино, йди за мене!
- Вернеться! - лукаво и безмятежно отвечала Пестина. - Нi, не пiйду, вiдчепись!

Все уговоры разбивались о твёрдую решимость девицы, готовой ждать жениха, покуда ждётся, и непоколебимо верящей в его возвращение.

Кавалер прибег к последнему аргументу:
- Вiн же там десь, мабуть, згинув!
- Не згинув! - убеждённо произнесла Пестина.

Тут жених, которому надоело быть свидетелем подобной наглости конкурента, пытающегося, среди прочего, записать его в покойники, в полном соответствии с учением о театральных эффектах перемахнул через тын, накостылял сопернику по шее и изгнал его с позором; ну, а уж какова была встреча парочки после долгой разлуки, особенно после того, как путник запоздалый так неожиданно и так неопровержимо сумел убедиться в преданности своей невесты, - догадывайтесь сами.

Препятствий для брака не было никаких, такой положительный зять мог только обрадовать родителей девицы, и очень скоро была сыграна свадьба.

Они жили долго и счастливо. Это действительно была любовь. Андрий Груць со своей стихийной инженерной одарённостью был такой ценный кадр не только для своего села, но и для окрестных, что даже при советской власти, при колхозном строе, когда он работал в МТС, ему ни разу всерьёз не помянули его заработки в Бразилии. А ведь могли бы.

Собственно, дядька Андрий приехал, чтобы сыграть свадьбу и увезти молодую жену в Бразилию, где он обзавёлся связями, где у него была работа и где он собирался осесть навсегда.

Это было летом 1914 года. Гаврила Принцип то ли ещё только чистил свой браунинг, то ли уже сделал роковой выстрел. До июльского ультиматума оставалось совсем немного.
Tags: Украина, мемуар, сюжетец
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments