Мария Горынцева (maria_gorynceva) wrote,
Мария Горынцева
maria_gorynceva

Categories:

"А молодiсть не вернеться..." Да и хрен с ней.

Я тут надысь мнацакановских молодцов на Ютьюбе разглядывала. Хороши! Столько ориентальных брюнетов - и все евреи! Повздыхала. Где мои семнадцать лет?

А потом подумала: а чёрта ли в них, в годах тех? Когда мне было семнадцать, боевые искусства у нас были запрещены, и если их преподавали, то подпольно. Ориентальные брюнеты и так были, любых национальностей, включая и русскую (среди потомков казаков их полно, а то ещё цыганских кровей бывают товарищи), да я же не воспользовалась случаем, а вышла замуж за блондина с голубыми глазами, будто сошедшего с картины Константина Васильева.

Зато мучений-то, мучений было! Одни прыщи на физиономии сколько хлопот доставляли! А страх остаться в девках? Ириша уже замуж вышла и с брюхом ходит, у Лены с пятнадцати лет хвост поклонников, и за одного из них она замуж собиралась (скотиной оказался, зато роман, есть, что вспомнить), а я, а у меня... А у меня только воздыхатель с четырнадцати лет водится, которого я выгнала, а он периодически притаскивается и грозится "дать по морде любому сопернику". Тьфу! Что проку в точёной фигуре, которая заставляет неприлично оглядываться даже тихих учёных мужей в коридорах Публички, если всё время точит мысль о том, что твоё тело состоит из одних сплошных изъянов и несовершенств? Ещё хорошо, что во дни юности моея о целлюлите не знали. Иначе моей ранимой психике нанесена была бы тяжёлая травма.

Вчера вот с l_indi рассуждали о невозвращении в молодость. Я ей рассказала, как позапрошлым летом в лесочке за "Альбумином" подошла ко мне очень красивая, с длинными, зелёными славянскими глазами девочка - изрядно пьяненькая (походка её уже была не вполне твёрдой), но и в таком состоянии очень вежливая, и, устремив на меня свой прозрачнй ведьминский взгляд, спросила слегка заплетающимся языком:

- Извините пожалуйста, а вы можете ответить на один мой вопрос?

Странно, но она меня сразу чем-то тронула, хотя не симпатизирую пьяненьким. Я согласилась.

- А скажите, пожалуйста, только откровенно: вы бы хотели вернуться в свою молодость?
- Нет, только не это!
- Почему? - удивилась она.
- Потому что в молодости ещё только предстоит обо всё ушибиться и зализать множество ран. Конечно, любой возраст от ушибов не застрахован, но я теперь хотя бы знаю, что "и это пройдёт", как сказал Шломо Давыдыч.

Как ни удивительно, но она поняла. Мы сели во дворе на лавочку и мило поболтали. Ей было восемнадцать лет, она писала стихи, и у неё был друг - о-о, сколь узнаваемый друг! - который "да" и "нет" не говорил, белое и чёрное не надевал, протокола о намерениях не оглашал и двумя пальчиками водил барышню за её изящный носик. Она рвалась к нему объясниться - и на этом пути ей попалась я. По щекам её покатились слёзы, когда она заговорила о своём чувстве, и я ловила её за штанишки и уговаривала не ходить объясняться в таком состоянии, ибо "приходить и плакать пьяными слезами, клянясь в любви - это в высшей степени некошерно".

Насилу отговорила. Она трогательно поблагодарила за беседу, попрощалась и, слегка петляя, двинулась обратно в сторону "Альбумина" - "к друзьям", отказавшись от моей помощи по конвоированию её домой.

Я пошла дальше по своим делам, тихо радуясь, что жизнь продолжается, что красивые девочки с мятущейся душой пишут стихи, и что жаль, конечно, что девочкам придётся ещё не раз "поломать свою душу", как поёт Патрисия Каас, но... Что поделать - "тяжкий млат, дробя стекло, куёт булат". И хвала Всевышнему, что моя ковка уже позади - не скажу, что сам процесс очень уж приятен.

Что проку сожалеть о том, что сложилось не так? И точно ли мне или кому-то другому известно, что есть "так"? "Не покушайся имати, егоже не можеши яти, и ложным словесам не ими веры, и о мимошедшей вещи не кайся", - прочла я в одной старинной рукописной книге. Не каюсь. То есть - не жалею.

Законов природы никто не отменял. И, чтоб там не говорил глупенький мальчик с диабетическим румянцем на щеках, надеющийся жить "вечно и роскошно", телесное ветшание и болезни как способ освобождения духа - неизменные спутники человека. Даже если болезнь состоит всего лишь в медленном угаснии сил. И угасать не хочется, и совсем погаснуть - страшно, но... У меня на балконе всё цетёт и цветёт душистый горошек, хотя октябрь, и ночи холодные. И пусть ему цветётся, пока не ляжет снег. А там... Весной, если буду жива, посажу новый. И он снова будет цвести до самого снега.

Зимы не хочется. Но теперь она не пугает.
Tags: размышлизмы
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Которые су-утки пылает Кана-а-ада!

    И чёрт бы с ней, гори она синим огнём, так некоторые думают, верно? А она горит не синим, а зелёным. И немножко подсвечивает розовым, жёлтым,…

  • (no subject)

    Настроение препоганое, писать ни о чём не хочется. Могу наговорить хорошим людям много лишнего. Работаю над раскладами. Последние два дня…

  • По акции ещё

    Дорогие дамы, получившие номера 6 и 17! Маякните, пожалуйста, в личку, что получили письма! Это важно, потому что одному человеку пришлось посылать…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments

Recent Posts from This Journal

  • Которые су-утки пылает Кана-а-ада!

    И чёрт бы с ней, гори она синим огнём, так некоторые думают, верно? А она горит не синим, а зелёным. И немножко подсвечивает розовым, жёлтым,…

  • (no subject)

    Настроение препоганое, писать ни о чём не хочется. Могу наговорить хорошим людям много лишнего. Работаю над раскладами. Последние два дня…

  • По акции ещё

    Дорогие дамы, получившие номера 6 и 17! Маякните, пожалуйста, в личку, что получили письма! Это важно, потому что одному человеку пришлось посылать…